Статьи

Жительница Донецка: Центр города похож на тяжелобольного, изо всех сил прихорашивающегося перед посетителем

Боль. Печаль. И совсем немного радости. Примерно так можно охарактеризовать жизнь в Донецке сейчас, если использовать эмоции. О том, как живет донецкая интеллигенция, о чем она думает, что чувствует и чего ждет, рассказывает в прошлом переводчик, а ныне домохозяйка, 39-летняя Фиона.

Маленькая героиня большой борьбы

Я не знаю, как звучит ее голос, но, кажется, слышу его – он, живой и чистый, пульсирует в каждой букве ее сообщений. Голос украинки, юной и хрупкой, вставшей на борьбу с оккупантом. Элис добывает, систематизирует и передает данные о террористах, дислоцирующихся в Енакиево.

Слава Украины: патриоты в подполье

Холодная весна-2014 навсегда запятнана штампом «русская». С этим штампом больше года живет Донбасс. Для многих мой родной край стал «проклятой землей», а люди, его населяющие, — поголовно сепаратистами, бросавшимися под украинские танки с триколором в руках. Однако далеко не все донетчане стремятся в «русский мир»...

Жительница Донецка: Можно привыкнуть ко всему, если в душе есть надежда, что мы вернемся в нашу Украину

Как живут семьи, чьи дома были полностью разрушены? Как им приходится выживать, и в чем они вынуждены себе отказывать? Как они переживают обстрелы, которые только усилились, и привыкли ли к проявлениям войны? Об этом жительница Донецка рассказала в интервью.

Отказная сотня

Прифронтовое детство заканчивается внезапно. Как правило, в тот день, когда мама решает, что ей не по силам «тянуть» ребенка. Она не отказывается от него насовсем, она просто пытается переложить часть забот о нем на плечи государству. Это вполне законно, и такой выход есть — как минимум на полгода. Но то, что кажется благом, на деле оборачивается ловушкой для всей семьи. Отданные на временное попечительство государства дети домой могут так и не вернуться. Не то, чтобы интернаты и детские дома ждут их. Просто иметь большое количество воспитанников им… выгодно.

Житель Донецка: «Мы сейчас особенно дорожим своим городом, потому что он такой несчастный, избитый и родной»

В Донецке есть люди, которые ни разу не выезжали из города и даже в дни самых страшных обстрелов оставались дома. «ДонПресс» решил дать слово дончанам, которым есть, что сказать о том, чем живет их город, как он изменился, что приходится переживать им.

Боец АТО: лучше срок, чем смерть от рук сослуживцев-предателей

Прохладный львовский май. Разговор с солдатом в военном госпитале на Лычаковской, 26. Периодически Роман вытирает кровь, ему больно говорить, а в черных глазах-угольях горит такое, что невольно отводишь взгляд. На этой подлой войне, именуемой АТО, все бойцы Герои. Но какую цену платит Герой наших дней за то, чтобы остаться человеком в кромешном аду?

14 км до свободы

Блокада. Это слово звучало еще до июня, но именно последний месяц сделал его одним из самых популярных, когда речь заходит об оккупированных землях.

Елена Тараненко: ДонНУ в изгнании — первый в мире университет семейного типа

Университеты тоже бывают героями, как и люди. Самые мужественные способны, лишившись всего, начать свою жизнь сначала и не просто вернуть былое, но и преуспеть. Доказательство — судьба Донецкого национального университета. Как и многие дончане, он был вынужден покинуть родной город, не взяв с собой почти ничего из имущества и мощной научной базы, перебраться на новое место и там пытаться все строить с нуля.

Жизнь с нуля. Оксана Бучек: из рекламистов — в бизнесмены!

​Они уехали, потеряв почти все. Но они не отчаялись. Утратив свой город, они обрели Украину. Переселенцы из Донецка — особая находка для страны, ведь в совершенно новых для себя обстоятельствах они нашли в себе силы опробовать то, что раньше казалось недосягаемым.

Страницы