Статьи

Отказная сотня

Прифронтовое детство заканчивается внезапно. Как правило, в тот день, когда мама решает, что ей не по силам «тянуть» ребенка. Она не отказывается от него насовсем, она просто пытается переложить часть забот о нем на плечи государству. Это вполне законно, и такой выход есть — как минимум на полгода. Но то, что кажется благом, на деле оборачивается ловушкой для всей семьи. Отданные на временное попечительство государства дети домой могут так и не вернуться. Не то, чтобы интернаты и детские дома ждут их. Просто иметь большое количество воспитанников им… выгодно.

Житель Донецка: «Мы сейчас особенно дорожим своим городом, потому что он такой несчастный, избитый и родной»

В Донецке есть люди, которые ни разу не выезжали из города и даже в дни самых страшных обстрелов оставались дома. «ДонПресс» решил дать слово дончанам, которым есть, что сказать о том, чем живет их город, как он изменился, что приходится переживать им.

Боец АТО: лучше срок, чем смерть от рук сослуживцев-предателей

Прохладный львовский май. Разговор с солдатом в военном госпитале на Лычаковской, 26. Периодически Роман вытирает кровь, ему больно говорить, а в черных глазах-угольях горит такое, что невольно отводишь взгляд. На этой подлой войне, именуемой АТО, все бойцы Герои. Но какую цену платит Герой наших дней за то, чтобы остаться человеком в кромешном аду?

14 км до свободы

Блокада. Это слово звучало еще до июня, но именно последний месяц сделал его одним из самых популярных, когда речь заходит об оккупированных землях.

Елена Тараненко: ДонНУ в изгнании — первый в мире университет семейного типа

Университеты тоже бывают героями, как и люди. Самые мужественные способны, лишившись всего, начать свою жизнь сначала и не просто вернуть былое, но и преуспеть. Доказательство — судьба Донецкого национального университета. Как и многие дончане, он был вынужден покинуть родной город, не взяв с собой почти ничего из имущества и мощной научной базы, перебраться на новое место и там пытаться все строить с нуля.

Жизнь с нуля. Оксана Бучек: из рекламистов — в бизнесмены!

​Они уехали, потеряв почти все. Но они не отчаялись. Утратив свой город, они обрели Украину. Переселенцы из Донецка — особая находка для страны, ведь в совершенно новых для себя обстоятельствах они нашли в себе силы опробовать то, что раньше казалось недосягаемым.

Когда придет Украина

Волн было три. Переселенцы ехали из Донецка поэтапно, и те, кто выехал сразу после Нового года, когда город потрясли очередные тяжелейшие обстрелы, были названы «последней волной». Однако после нее началась новая, «поздняя волна». Она - особая. Сегодня из Донецка выезжают самые стойкие патриоты Украины.

Жизнь с нуля. Евгения Иорданова: из финансистов — в арт-директора!

Они уехали, потеряв почти все. Но они не отчаялись. Утратив свой город, они обрели Украину. Переселенцы из Донецка – особая находка для страны, ведь в совершенно новых для себя обстоятельствах они нашли в себе силы опробовать то, что раньше казалось недосягаемым.

Определись, наконец

Отбрось все сомнения, второстепенные детали и фразы «тут все неоднозначно». Отбрось и реши: на чьей ты стороне. Без всяких «НО» и «ЕСЛИ». Стороны для тебя может быть только две: «Украина» и «Россия». Других сторон для тебя в этой войне нет.

Выжить досрочно

Недоношенные малыши Донецка имеют очень малые шансы на выживание, ведь для этого в городе не хватает элементарных средств, не говоря уж о серьезных лекарствах. Там по-прежнему остаются врачи, которые и раньше умудрялись творить чудеса в случаях, когда они казались невозможными, но все они сейчас все чаще повторяют одно слово. Катастрофа.

Страницы