Статьи

6.03.2014. Донецк год назад. «Народный губернатор», Россия и «чмо»

6 марта 2014 года Донецк зализывал раны после митинга, прошедшего накануне. Патриоты, которые по разным причинам не смогли на него попасть, ужасались последствиям. Фотографии, на которых были изображены десятки окровавленных молодых людей, избиваемых дубинками и арматурой при молчаливом бездействии милиции, никого не оставляли равнодушными.

5.03.2014. Донецк. Как начиналась война?

Несмотря на то, что «годовщиной» «русской весны» в Донбассе считается 1 марта 2014 года (именно в этот день начались печальные события, которые и вылились затем в противостояние), переломным моментом стоит все же считать 5 марта. В этот день в Донецке прошел масштабный митинг за Украину, который закончился кровавой дракой. Именно 5 марта стало понятно: мирно этот конфликт закончиться уже не может. DonPress повторно публикует прошлогоднюю статью-воспоминание об этом дне.

Покинуть Донецк. И?

В Украине есть «переселенцы», а есть «не-переселенцы». Это те, кто уехать так и не смог, потому что не было места, где и бы ждали. Потенциальным беженцам от смерти не нужна «халява», в любви к которой их обвиняют за глаза. Им не нужны хоромы и даже льготы. Они просят об элементарных условиях, создать которые проще простого. Но пока их поддерживают простые украинцы, официальные власти все еще колеблются. Времени на эти колебания остается все меньше.

Хранители Донецка

Они не ходили на весенние митинги, они не взывали к России с мольбой о вводе войск, они ни за что не агитировали и…  они не отказались от Украины. Многие дончане, которые так и не стали переселенцами, сейчас не участвуют в политической жизни региона и не подносят снарядов «ополченцам». Почему они остались там, где, кажется, оставаться нельзя? У каждого есть несколько ответов на этот вопрос.

Призрак инсулина

Еще совсем недавно диабетики имели хоть какой-то шанс на приобретение инсулина в местных аптеках. В Донецке препарат продавали еще осенью – хотя, как утверждают эндокринологи, стоил он «заоблачно». Но сейчас его в Донецке нет вообще. Никакого.

Мама, мне страшно!

Их спасли от войны, перевезли в новый дом и подарили мирную жизнь. Однако их не смогли оградить от проблем. Дети-переселенцы продолжают плакать о доме и стойко переносить трудности, которые смогли бы сломать даже некоторых взрослых.

Страницы