«Чернобыльская» весна — 2016. Назад в будущее

1091

Первый энергоблок Чернобыльской АЭС был запущен 26 сентября 1977 г., последующие — в декабре 1978, 1981 и 1983 гг. соответственно. Советский проект задумывался как успешный и перспективный, однако ему суждено было закончиться мощнейшей в истории техногенной катастрофой.

Гром среди ясного неба?

Из открытых источников известно о том, что до 1986 года Чернобыльская атомная электростанция работала удовлетворительно.

До сих пор идут споры о том, почему разразилась катастрофа — то ли по причине бракованного оборудования и ошибках при строительстве АЭС, то ли из-за сбоя в работе циркуляционной системы водоснабжения, обеспечивающей охлаждение реактора.

Ходят многочисленные слухи также и об опасных экспериментах, которые якобы проводились учеными по приказу властных структур в ту роковую ночь на Чернобыльской АЭС.

Есть и те, кто винит в распространении радиации отсутствие защитного бетонного колпака. Условно считается, что катастрофа на Чернобыльской АЭС произошла из-за совокупности этих факторов.

Взрыв произошел глубокой ночью 26 апреля 1986 года. На место происшествия была вызвана команда пожарных, которые по зашкалившим счетчикам радиации поняли, что произошло, но мешкать было некогда. Команда из 30 человек бросилась на борьбу с бедствием.

Из защитной одежды на людях были обычные каски и сапоги, они никоим образом не могли уберечь пожарных от огромных доз радиации.

К утру пламя потушили, но по территории атомной станции были разбросаны излучающие радиацию куски урана и графита. И тогда за дело взялись ликвидаторы. Но вначале расскажем о, пожалуй, самом страшном преступлении советской власти, совершенном в этот «черный» период украинской истории.

Молчание

Самое страшное заключается в том, что население не сразу оповестили о случившейся трагедии. В течение еще двух дней после катастрофы на Чернобыльской АЭС люди находились на территории, источавшей радиацию, ездили с детьми на природу, к реке.

И только потом колонна автобусов принялась вывозить ничего не понимающих, оглушенных страхом людей из их родных домов.

28 апреля была объявлена полная эвакуация. Около тысячи автобусов занимались вывозом населения Чернобыля, Припяти и других населенных пунктов. Люди вынуждены были оставить свои дома и все имущество, с собой разрешали взять только удостоверения личности и немного продуктов.

Зона радиусом в тридцать километров стала «зоной отчуждения», непригодной для жизни, а вода, животные и растительность — несли опасность.

Кто знает, как долго скрывали бы в СССР «инцидент», если бы сильные ветры и дожди, прошедшие по Европе, не разнесли радиацию по миру.

Больше всего досталось Украине, Белоруссии, юго-западным областям РФ, Финляндии, Швеции, Германии, Великобритании. Мир забил тревогу. СМИ всей планеты кричали об опасности, но пресса Советского Союза сообщила лишь, что на ЧАЭС произошел «несчастный случай».

Ликвидация

Вне сомнений, сильнее всех пострадали ликвидаторы последствий катастрофы на ЧАЭС. Согласно словам самих участников ликвидаций последствий катастрофы, не все из них понимали, с чем на самом деле столкнулись.

Основной путь проникновения радиации в человеческий организм — ингаляционный. Для защиты от пыли использовались, в основном, респираторы «Лепесток». Но на деле из-за просачивания нефильтрованного воздуха в месте соприкосновения маски и лица «Лепестки» были неэффективны, и это привело к сильному «внутреннему» облучению ликвидаторов.

В первые дни усилия были направлены на снижение радиоактивных выбросов из реактора. Потом начались работы по очистке территории и захоронению разрушенного реактора. Вокруг 4-го энергоблока построили бетонный «саркофаг».

Строительство началось в июле и завершено в ноябре 1986 года. При выполнении строительных работ 2 октября 1986 года возле 4-го энергоблока, зацепившись за трос подъемного крана в трех метрах от машинного зала, потерпел катастрофу вертолет Ми-8, а экипаж из 4 человек погиб.

Свидание с прошлым: скорбь и память

По инициативе и при поддержке председателя правления Всеукраинской общественной организации «Ассоциация „Афганцы“ Чернобыля» Александра Рябеки вот уже 15 лет подряд делегация участников организации посещает Чернобыль и Припять.

В состав делегации традиционно входят сотрудники ЧАЭС, ликвидаторы последствий катастрофы, родственники погибших вследствие техногенной аварии людей, воины-«афганцы», а также бывшие жители опустевших городов, Чернобыля и Припяти.

«Для каждого из этих людей поездка — всякий раз непростое испытание. Оживают воспоминания… Посмотрите в Сети видеозаписи, фото: моя родная Припять была молодым, красивым, жизнерадостным городом. Той весной, когда грянула катастрофа, я должна была закончить десятый класс школы. До сих пор не могу спокойно входить в нашу бывшую квартиру…» — делится воспоминаниями одна из эвакуированных жителей Припяти Александра.

«В нынешнем году в состав делегации вошли 180 человек. Мы всегда едем 25 апреля, чтобы было время возложить цветы у каждого памятного сооружения, походить по городам, где остановилось время, куда тридцать лет назад я приехал с оперативной задачей эвакуировать жителей.

По традиции мы посещаем музей и церкви, объединяемся в молитве, награждаем ликвидаторов и их родственников», — продолжает Александр Рябека.

«Участники делегации собрались вместе с работниками станции на концерт-реквием, который завершился в 01:23 «Сиреной памяти». Именно в это время все услышали пронзительный звук сирены пожарных машин, так же, как и тридцать лет назад его услышали пожарные части Припяти и Чернобыля.

Мы приезжаем сюда каждый раз 15 лет подряд, снова и снова благодарим героев — ликвидаторов за спасение мира», — сообщил председатель правления ВОО «Ассоциация «Афганцы» Чернобыля».

«Радиация поразила огромную территорию без выстрелов, атак бронетехники, налетов авиации. Последствия Чернобыля были бы гораздо ужаснее, если бы не мужество и самоотверженность людей, которые по зову Родины и своего сердца сделали шаг в радиоактивное пекло, несмотря на смертельную опасность, рискуя своим здоровьем и жизнью.

Их героическими усилиями удалось в сжатые сроки обуздать «мирный атом». Очень важно сохранять и передавать память об этой страшной аварии, чтобы нынешнее поколение уважало подвиг людей, которые ценой собственной жизни предотвратили глобальную катастрофу, которая могла бы уничтожить не только Украины, но и часть Европы», — резюмировал Александр Рябека.

«Самая грандиозная техногенная катастрофа произошла 26 апреля 1986 года… В горькую памятную дату мы вместе с представителями Всеукраинской общественной организации «Ассоциация «Афганцы» Чернобыля» в Зоне отчуждения скорбим в этот трагический день.

Подвиг ликвидаторов последствий катастрофы, буквально погасивших собой радиоактивный пожар, невозможно переоценить. Как и невозможно осознать без слез масштабы трагедии, которая обрушилась на население этого доселе цветущего и полного жизни региона», — подчеркнула принявшая участие в поездке в составе делегации почетная гостья, эксперт по социальным вопросам Совета предпринимателей при Кабинете министров Украины Елена Кравченко.

На тридцать лет назад

После въезда в «зону отчуждения» в первые мгновения довольно сложно определиться с ощущениями, осознать, что чувствуешь. Одно из них было настолько навязчивым и даже пугающим, что ему долго не находилось имени.

Наконец, стало понятно: впечатление было таким, будто сел в машину времени и отправился на три десятка лет назад. Время в Чернобыле и Припяти остановилось, застыло, кажется, навсегда.

Тем не менее, легко визуализировать в сознании их прежний облик, сквозь нещадную печать времени и разрушений проглядывают в прошлом красивые города.

Самое первое, что приковывает изумленный взгляд — Ленин, стоящий на постаменте в разгар охватившего Украину процесса декоммунизации.

Словно памятник горькой иронии, он стоит на обломках собственноручно созданной империи Зла, спровоцировавшей многочисленные бедствия — и для объединенных аббревиатурой «СССР», и для других народов.

Чернобыльский Ильич о десоветизации, видимо, не слышал, а некоторые из участников делегации даже саркастически предположили, что «вождь пролетариата» спасся от волны уничтожения памятников кровавого советского периода, «укрывшись» в чернобыльских угодьях.

Совсем рядом с идолом советского монстра располагается памятник жертвам катастрофы на АЭС Фукусима. «Журавлики», белый и красный, навсегда застыли в своем вечном полете, как и время в мертвой зоне рядом с Чернобыльской АЭС.

Сиротливо смотрится одинокая табличка, на которой зафиксировано время высадки мемориальных деревьев в знак дружбы между пострадавшими от крупнейших техногенных катастроф Украины и Японии: ни одно молодое деревце из тех, что были посажены 26 апреля 2012 года, почему-то не прижилось.

Еще одно впечатление неотвязно преследовало во время пребывания в Припяти. Три десятка лет отделяют «Чернобыльскую весну» от «русской весны» — годовщины трагедии на атомной электростанции и начала Антитеррористической операции на Востоке Украины близки.

До этих пор представители поколения, не знавшего ни глобальных трагедий, ни вооруженных конфликтов на родной земле, испытывали в зоне отчуждения вполне естественные эмоции и чувства, которые обуревают человека при виде уже свершившейся, изуродовавшей мир катастрофы.

Однако 25 апреля 2016 года мертвая Припять, вставшая перед глазами, словно призрак былого, молодого и красивого города, пробудила и другие ассоциации. Дома после обстрелов в зоне проведения АТО выглядят, конечно, иначе, чем жилые здания, разрушающиеся от времени.

Но запущенные аллеи, пустые оконные и дверные проемы, провалившиеся стены домов в Припяти напоминают о пустеющих населенных пунктах на Востоке Украины. Пострадавшие города и села — словно иллюстрации к печальному закату Империи, которая, хотелось надеяться, доживает отпущенное ей время в соседней «братской» стране.

На протяжении вот уже двух лет украинцы Донбасса вынуждены покидать свои дома, чаще всего не имея возможности даже собрать сумку в дорогу. Впереди у них та же неизвестность, та же надежда на милость судьбы и добрых людей, которых она может послать в помощь. Государство же, как ни странно, часто оказывается беспомощным в таких ситуациях.

И теперь при посещении Припяти к сочувствию человеческому горю и ужасу перед разрушительной силой радиации присоединяется острое сопереживание, понимание того отчаяния, что пришлось пережить населению теперешней «зоны отчуждения».

Когда видишь воочию последствия катастрофы, общаешься с людьми, в погибающей Припяти показывающими в одном из домов свою квартиру, говоря при этом с улыбкой: «Прошу ко мне в гости!» — только тогда в полной мере осознаешь масштабы преступления, совершенного советским режимом.

Молчание, в котором радиация начала поедать первые десятки человеческих жизней, оправдать нельзя ни «государственной тайной», ни желанием якобы «предотвратить панику».

Один из участников делегации рассказал, что в 1986 году, когда разразилась трагедия, работал в управлении Внутренних дел.

Однако, даже являясь сотрудником такого серьезного госоргана, он узнал о катастрофе отнюдь не от своего руководства — вопросы стали задавать соседи, перепуганные зловещими слухами, которые остановить не могла даже железная рука власти.

«Было такое впечатление, что нам и не собирались ни о чем сообщать, будто ничего не происходит», — подчеркнул свидетель преступления Власти против Человека.

Аллея, где увековечены названия опустевших населенных пунктов, одинокий почтовый ящик, памятник погибшим в радиоактивном огне пожарной команде и экипажу вертолета, рухнувшего в реактор, музей, в котором, словно зловещие артефакты, собраны куски разбитого прошлого тысяч людей, чьи жизни взбесившийся «мирный атом» разделил на до и после катастрофы…

Все это — фрагменты прошлого, где квази-империя под названием СССР пожирала людские жизни не менее активно, чем радиация.

Катастрофа на Чернобыльской АЭС это не просто несколько параграфов в энциклопедии или учебнике истории. В первую очередь это огромное народное горе.

Припять — кладбище надежд, кладбище сломанных судеб пожарных и ликвидаторов, «сгоревших» от лучевой болезни жителей.

В мертвой тишине на заросших густым кустарником, некогда жилых и уютных улицах так и ждешь, что застынешь в ужасе, услышав вой сирен, преодолевающий барьер в три десятка лет, а потом во дворы из домов хлынет поток испуганных людей, — настолько свежо ощущение беды в этом покинутом, одиноком городе.

«Чернобыль — боль сердца нашего»

Концерт, состоявшийся после посещения памятных мест, встреч и награждения ряда ликвидаторов, воинов-«афганцев» и пожарных, объединил участников делегации.

Со сцены после панихиды по жертвам катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции звучали простые искренние слова, а в память о погибших в ночной темноте вспыхнули огоньки свечей, которые зажгли родственники загубленных людей.

Обратился к собравшимся людям в своих песнях и автор-исполнитель, воин-«афганец», волонтер Вячеслав Куприенко.

За кулисами Вячеслав поделился впечатлениями от очередной поездки в Зону. Отметим, что в 1987—1989 Вячеслав Куприенко служил в Афганистане в должности командира группы специального назначения 177 отдельного отряда СпН, награжден двумя орденами Красной Звезды.

Не остался в стороне от народного горя Вячеслав и тогда, когда на Восток Украины напала Россия — волонтерство и концерты для бойцов в самых горячих точках Донетчины и Луганщины стали нормой жизни автора-исполнителя с момента начала АТО.

Наверное, песни Вячеслава наполнены такой неповторимой, живой энергетикой именно потому, что сюжеты дарит артисту сама жизнь.

«Впервые я попал в Чернобыльскую зону в 1999-м, тогда и родилась песня «Мертвый город». Приблизительно в те годы я познакомился с Александром Рябекой — председателем правления Всеукраинской общественной организации «Ассоциация «Афганцы» Чернобыля».

Через пару лет я присоединился к замечательной идее Ассоциации проводить в Чернобыле ежегодный ночной концерт-реквием, именно в час «Ч» — 01:23 (0:23 по Киевскому времени), когда произошел взрыв. И вот «Афганцы» Чернобыля» в 15-й раз, а лично я в 12-й или 14-й (точно не помню), прибыли в Чернобыль», — рассказал Вячеслав Куприенко.

Вячеслав коротко рассказал и о замеченных им изменениях за прошедший год. «Объект «Укрытие» визуально почти готов. От властей прозвучало, что к ноябрю 2016, то есть через полгода, он будет готов. Посмотрим.

Исходя из трех традиционных замеров, уровень радиации возле самого 4-го энергоблока снизился почти вдвое. Напомню, допустимый уровень 25 ммрг/час. Отмечу, что контингент работников в Чернобыле помолодел.

Припять как город-призрак, как музей под открытым небом, весьма туристически оживлен. По словам работника-сопровождающего Сергея, ежедневно Припять и станцию посещают до 500 человек.

На берегу реки Припять на лодочной станции красуются призывы из прошлого в прошлое: «Рішення 27 з`їзду КПРС — в життя», «Там, де партія, там успіх, — там перемога». Вот уж не поспоришь!..» — рассказал Вячеслав о своих впечатлениях от посещения зоны отчуждения.

«В Припяти в этот раз я забрался на крышу 16-этажного дома с гербом УССР. К моему удивлению, на крыше спокойно созерцали окрестности трое молодых ребят и одна девушка — все в камуфляже. Они были не из нашей команды, видно, что приехали самостоятельно. Может, сталкеры?», — добавил Вячеслав Куприенко.

«Концерт начался под аккомпанемент легкого дождика, но вскоре он стих, и все прошло замечательно. После пронзительной песни «Плыне кача» в исполнении квинтета хора им. Веревки, традиционно в 0:23 прозвучали сирены пожарных машин.

Спасибо огромное всем артистам — Кукобе Вячеславу, Кравченко Вячеславу, Грабовскому Николаю, квинтету хора им. Веревки, Старенкову Тимофею», — сказал Вячеслав.

Проект «Укрытие» — надежда для полосы отчуждения?

В недавно презентованном фильме под названием «Чернобыль. Зона будущего» рассказывается о строительстве гигантского купола «Укрытие», который должен накрыть разрушенный 4-й энергоблок Чернобыльской атомной электростанции и предотвратить распространение радиации.

Огромную арку представляет собой купол, которым накроют 4-й энергоблок, эо необходимо сделать как можно скорее, ибо старый саркофаг постепенно рушится, а срок его службы около 30 лет. В 2013 г. в машинном зале произошел обвал бетонных плит. Тогда дыру площадью в 600 кв. м удалось быстро залатать.

Под куполом можно было бы свободно поместить три самолета АН 225 «Мрія». Длина сооружения также огромна — приблизительно, как полтора футбольных поля. А из использованной стали (29 тыс. тонн) можно было бы построить три Эйфелевых башни.

Сегодня в зоне отчуждения заняты около четырех тысяч человек, большинство трудятся над сооружением нового укрытия для 4-го блока ЧАЭС, а срок службы нового укрытия — сотня лет. Отмечается, что запланированный объект будет способен выдержать шестибалльное землетрясение и смерч класса 3.

Также сообщается, что над строительством объекта работают специалисты из компании «Novarka» (Франция) и «Укрбуд» (Украина). В фильме говорится, что самую тяжелую работу взяла на себя украинская сторона, наши инженеры и строители работают в сердце реактора, где можно быть не более пяти минут. Украинцы удалили все горючие материалы: перегородки, покрытия, двери, электрооборудование.

Внутри саркофага также много работы: порезать и извлечь оборудование, оставшееся после аварии, а с крыши — снять слой бетона, в 1986 г. заливавшегося хаотично. Рядом с ЧАЭС идет строительство хранилища отработанного ядерного топлива и радиоактивных материалов.

В 2015 г. старую трубу в 150 м заменили на новую, поменьше, но убрать старую вентиляционную трубу нельзя — внутри реактора идут процессы, опасные без функционирующей вентиляционной системы.

Что будет дальше?

Считается, что зона отчуждения может принести немалую пользу в качестве топливного центра, и даже «оплота экологически чистой энергетики». Отмечается, что вся инфраструктура здесь сохранилась в хорошем состоянии, так, на территории зоны отчуждения возможно строительство солнечных и ветровых электростанций.

Сообщается, что наибольший расход — подключение «зеленых» объектов к энергосистеме, закупка кабелей, подстанций, но в Зоне все это уже есть, и не нужно трать дополнительные средства. ЧАЭС можно использовать и как предприятие по утилизации и захоронению ядерных отходов.

Подчеркивается также необходимость развития водных транспортных путей, ведь после катастрофы стратегически важную реку Припять практически «похоронили».

«Сегодня звучат голоса, что зона отчуждения — это национальное богатство и глупо его не использовать. И говорят об этом не украинские, а европейские чиновники», — акцентирует глава корпорации «Укрбуд» Максим Микитась, передают СМИ.

Также отмечается, что Чернобыльская зона отчуждения все также является привлекательным объектом для туристов со всего мира, которые лично хотят посмотреть на «город-призрак» вблизи, и понять, чем заканчивается борьба окружающей среды с вырвавшимся на свободу «мирным» атомом.

***

В статье использованы фото Евгения Завгороднего, Вячеслава Куприенко, Вадима Фомина, а также фото и информация из открытых источников.