name
Сергей Гомилко
22.05.2016
464

Грузинское эхо

Грузины.

Никогда бы не подумал, что джигиты будут, сидя за своими столами, своими огромными семьями, петь «Реве та стогне Дніпр широкий». Не мог себе представить, что национальный балет Грузии будет танцевать «Гопак» перед стенами нашего посольства. Казалось невообразимым поднятие украинского флага в Тбилиси, рядом с Горгасали.

Такая далекая культура, такие разные нации… и общая беда.

Друг познается в беде, — вечная мудрость наших предков. Мы столетия жили бок о бок с «братом» и всегда думали, что он никогда нас не бросит; что он, при первом зове явится и прикроет нас с тыла. «Брат» просто ждал удобного момента, чтобы раздавить нас. Все это время он тихо завидовал и жевал свою ненависть. Желваки его обезображенных скул играли при одном нашем виде, но он всячески пытался выглядеть добрее. Кожа ягненка рвалась на его горбатой спине, но он растягивал ее, брал две, три и, сшив, надевал. Даже несмотря на то, что превращаясь в адское, трехголовое чудовище, он выдыхал огонь злобы, мы гладили его по белой, мягкой…, мертвой шкуре. Шкуре давно убитых, ни в чем неповинных ягнят.

В чем секрет подобной слепоты? В чем секрет сладких сказок, неведомых даже Шехерезаде?

Я не знаю. Наверное мало кто знает.

И вот, когда мы казалось, остались одни, когда соседи лишь высказывают озабоченность, издалека вдруг донеслось, слабое пение:

Реве та стогне Дніпр широкий,

Сердитий вітер завива,

Додолу верби гне високі,

Горами хвилю підійма…

Вскоре пение стало сильнее, мощнее. Его поддерживали наши, родные, украинские голоса, сглаживая и выравнивая недостатки горного акцента.

Горгасали — грузинский флаг стал развеваться над нашими окопами. Горцы пришли, чтобы вместе со степными, обнажить свои сабли. Чтобы рядом с иссеченной спиной козака встала исколотая спина джигита. Они пришли, чтобы умирать за нашу и их свободу. Чтобы омыть нашу землю своей кровью. Вы только подумайте. Свою — за нас.

І блідий місяць на ту пору,

Із хмари де-де виглядав,

Неначе човен в синім морі,

То виринав, то потопав.

Грузия. Как мало мы о ней знаем. Как стыдно сейчас за это. Горная красавица. Нежная и в тоже время пылкая, горячая, словно медь на солнце. Такая маленькая, но неимоверно сильная.

Почему-то мне вспоминается отрывок из фильма, когда чернокожего учителя одной из проблемных школ американского гетто встретили местные бандиты. Встретили по известным причинам, и эти причины не пересдача контрольной. И вот, когда, казалось бы, должна пролиться кровь, один маленький чернокожий мальчик выбежал и встал впереди учителя. За ним последовали еще дети и еще, и еще, и вскоре они окружили его, создав вокруг него живую стену и заставив негодяев отойти.

Грузия не высказала озабоченность. Она, как маленький мальчик, прибежала, чтобы встать рядом.

Она не понаслышке знает, что такое звериный оскал из-под овечьей шкуры. Она на своем теле испытала силу медвежьих когтей.

И знаете, когда рядом есть такие друзья, нам ничего не страшно. Когда ты знаешь, что они понимают твою боль и подают тебе руку помощи, ты плачешь. Не от боли, от счастья.

Нам есть к чему стремиться. У нас есть достойный пример для подражания. У нас есть сестра.

Ще треті півні не співали,

Ніхто ніде не гомонів,

Сичі в гаю перекликались,

Та ясен раз-у-раз скрипів.

Спасибо, Грузия.