Profile picture for user Анна Хрипункова
Анна Хрипункова
06.03.2015
128

6.03.2014. Донецк год назад. «Народный губернатор», Россия и «чмо»

6 марта 2014 года Донецк зализывал раны после митинга, прошедшего накануне. Патриоты, которые по разным причинам не смогли на него попасть, ужасались последствиям. Фотографии, на которых были изображены десятки окровавленных молодых людей, избиваемых дубинками и арматурой при молчаливом бездействии милиции, никого не оставляли равнодушными.

Те, кто попасть смог, заново переживал весь кошмар произошедшего. Но многие наивно полагали, что после такого милиция все же опомнится и больше не допустит произвола агрессоров. Теплилась надежда, что уж после этого точно «русский мир» начнут сворачивать, ведь такие события попросту невозможны в нормальном обществе.

Ожидания были напрасными.

Где Губарев?

Утро 6 марта подарило еще одну надежду – прошел слух, что «народный губернатор» Павел Губарев задержан. Помимо него, по данным правоохранителей, были задержаны еще 70 митингующих, участвовавших в захватах и нападениях. Прокуратура Донецкой области объявила о начале расследований по факту призывов к насильственному свержению конституционного строя и захвата государственного здания.

Речь шла не столько о событиях 5 марта, сколько о деяниях сепаратистов, совершенных ранее – еще 3-го числа. Тогда был первый захват ДонОГА, и именно по этому факту было

начато досудебное расследование по ст. 341 Уголовного Кодекса Украины (захват государственных или общественных зданий или сооружений). Однако и захват 5 марта не остался незамеченным. По этому факту органами милиции также было начато уголовное производство по той же статье, и оно было передано в следственный отдел УСБУ в Донецкой области. Материалы обоих уголовных производств были объединены.

Опять-таки появилась надежда, что виновные не уйдут от наказания. Но столь обнадеживающие новости быстро перестали радовать. Уже в обед неизвестно где пропадавший Губарев вдруг вышел на связь и к огорчению дончан заявил, что он на свободе и находится на квартире с российскими журналистами. Он, конечно, подтвердил, что часть его соратников не отвечает на звонки, и это может означать, что они арестованы. Однако в контексте того, что сам «народный губернатор» от наказания ушел, это не радовало.

Отмыть от сепаратистов

Тем временем в Донецкой облгосадминистрации велись активны уборочные работы. Здание было полностью освобождено от агрессивно настроенных захватчиков, вломившихся туда накануне. По словам представителей милиции, агрессоры даже не поняли, что их выгоняют, поэтому не сопротивлялись, и штурм был очень быстрым. Теперь администрацию требовалось отмыть и укрепить. На пороге ДонОГА появились сотрудники милиции со щитами в руках. Входы в администрацию было решено перекрыть тяжелыми машинами.

Общая атмосфера у здания была мирной и спокойной. Внутри тоже была тишина и разруха. Ворвавшиеся в здание сепаратисты разгромили часть кабинетов, испортили отделку на первом этаже, разбили большой аквариум, сломали входную дверь в ОГА… Все это нужно было восстановить. Многим сотрудникам ОГА в тот день разрешили не выходить на работу.

Всем, кто желал в этот день помитинговать у администрации, милиция советовала не высовываться. Перед зданием находились правоохранители, которые всем доходчиво объясняли: те, кто соберется протестовать, понесут ответственность. За повторный штурм ОГА ответственность обещалась уголовная. Особо ретивых агрессоров правоохранители обещали помещать под арест.

Начальник же главного управления МВД Донецка Максим Кириндясов и вовсе подчеркнул: милиция готова применять силу. «Сейчас милиция Донецка и области, которая охраняет помещение ДонОГА, получила четкий инструктаж. Естественно, никакой речи о применении оружия в настоящее время не ставится, но в рамках закона милиция будет применять меры физического воздействия и на законных основаниях задерживать правонарушителей, доставлять их территориальные райотделы, где с ними будут проводиться следственные действия», – заявил он.

Кириндясов же дал самую точную характеристику деяниям сепаратистов – вандализм. «В данный момент, так называемые мирные собрания не имеют ничего общего с мирными акциями. То есть люди, которые призывают жителей Донецка к мирным акциям, на самом деле занимаются откровенным вандализмом», – рассказал он. Вместе с разрушениями агрессоры принесли с собой и грязь. По словам тогдашнего главы Главного управления благоустройства и коммунального обслуживания Донецкого горсовета Константина Савинова, после появления «народного губернатора» в городе стало больше мусора. «Сейчас ведется уборка вокруг здания (ДонОГА, - ред.). Все хорошо, но очень много “бычков” и мусора оставили после себя митингующие», – отметил он.

Однако надежды на то, что правоохранители, наконец, заработали, как полагается, разбились уже к обеду.

Стихия…

В районе 14:00, невзирая на бойцов внутренних войск со щитами, на площадь перед облгосадминистрацией стеклось до 300 стихийных митингующих, которые стали проводить свою акцию без подготовки и какого-либо оборудования.

Распаляясь от собственных слов, митингующие так вошли в раж, что, к радости своих сторонников, напали даже на тогдашнего народного депутата Украины Николая Левченко. Он был слишком беспечен и пришел на площадь перед ОГА пообщаться с протестующими, но ему не дали слова, грубо оборвали и обозвали чмом. Левченко обиделся. Рассказал протестующим, что его едва ли не побили «бандеры в Раде», а сам он за все время работы в парламенте ни разу не выступил на украинском языке, но сепаратистов не проняло и это достижение. И даже желание Николая Александровича «обнять Губарева» («Я не знаю, где он, но я хочу быть с Губаревым вместе, я хочу обнять его, и чтобы мы пошли вместе», - заявил он) не растопило их сердца. Левченко обозвали «Иудой» и в знак крайнего пренебрежения даже не побили, а просто бросили в него яблочным огрызком.

Несколько минут спустя после изгнания Левченко правоохранители задержали неподалеку от администрации нарушителей общественного порядка – провокаторов, которые подбивали граждан еще раз пойти на штурм ОГА. Митингующие восприняли это задержание, как посягательство на их свободы, поэтому стали бить милицию. Завязалась потасовка, в которой сепаратисты препятствовали отъезду автозака с задержанным. Однако правоохранителям все же удалось прорваться.

К 18:00 митингующие готовились встречать у ДонОГА своего лидера Губарева. И надеялись на новый захват здания.

«СБУ не комментирует»

Однако отсиживавшийся «на квартире» Губарев все же был «взят». В СБУ сообщили, что около 16:30 в эту квартиру аккуратно вошла группа спецназа, которая методично повязала «народного губернатора» на глазах у изумленной публики в лице российских журналистов. Сама СБУ эту информацию не комментировала до тех пор, пока сторонники Губарева не пошли митинговать уже под ее зданием.

Тогда и выяснилось, что в отношении Губарева начато уголовное производство по признакам совершения преступления, предусмотренного ч.1 ст. 109 (действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти), ч.2 ст. 110 (посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины). Кроме того, ему грозило наказание, предусмотренное ст. 341 (захват государственных или общественных зданий или сооружений).

Исполнившись праведного гнева, сторонники «губернатора» пытались штурмовать здание СБУ. Кричали, правда, не «Губарев», а «Крым! Донецк! Россия!», но, вероятно, их лидера грело и это.

Ночью эти же протестующие совершили еще целый ряд абсурдных и раздражающих дончан действий. Вначале они погнались за автозаком, увозившим их лидера в неизвестность. Затем напали на троллейбус, некстати подвернувшийся по пути. А после этого около 200 человек, которые ранее участвовали в пророссийских митингах, попытались захватить вышку «Украэроруха» в донецком аэропорту. Они были уверены, что этот захват помешает вылететь в Киев самолету с Губаревым на борту. Как всегда, ошиблись.

Мир за нас, но…

Из хороших новостей 6 марта можно отметить прежде всего сообщение, которое многие не заметили ввиду более ярких событий. В Мариуполе (Донецкая область) возле здания городского совета состоялся митинг, в ходе которого тысячи жителей города высказались за мир и единство Украины. Стойкий, прекрасный Мариуполь, который позднее стал примером для всего Донбасса, уже в те непростые дни высказался за Украину. И потом ему много раз за это мстили.

В Донецке же к хорошим новостям можно было отнести лишь то, что местный горсовет, еще совсем недавно стращавший дончан бойцами «Правого сектора», которые то ли на двух вертолетах, то ли на десяти автобусах уже едут в Донецк, чтобы убивать всех за русский язык, вдруг почуял ветер перемен и изменил позицию. Именно 6 марта мэрия нашла в себе силы признать, что слухи, которые распространяются в Донецке относительно отчисления средств из заработных плат и пенсий якобы на «восстановление Майдана в Киеве», являются ложью. «Эти провокационные заявления распространяются с единственной целью – посеять панику и дестабилизировать ситуацию в обществе. Управление по связям с общественностью Донецкого городского совета официально заявляет – никакие сборы и отчисления из заработных плат и пенсий не взимались и взиматься не будут. Ни одним органом власти Украины никакого решения по данному вопросу принято не было. Уважаемые дончане, убедительная просьба – не поддавайтесь на подобные провокации!» - призвали в ведомстве.

Дончане (из тех, кто заметил этот пассаж) выдохнули с облегчением. Не столько потому, что боялись лишиться кровно заработанного (многие и так отдавали свои пожертвования и на восстановление Майдана, и на помощь тамошним протестующим), сколько потому, что надеялись: власти прозрели. Увы, и эта надежда со временем рухнула.

В тот же день выступил и новый губернатор Сергей Тарута. По его мнению, у Украины еще были шансы на налаживание добрососедских отношений с Россией. «Владимир Путин сам понимает, что расколоть страну невозможно. Но учитывая нашу экономическую слабость, можно создать проблему, а потом быть миротворцем», – считал Тарута. Он же видел шанс и для новой власти Донетчины – шанс наладить нормальную жизнь в регионе. «Задача, которую я поставил в Донецкой области, заключается в том, чтобы в течение полугода было качественное улучшение жизни нашего населения, чтобы люди почувствовали, что власть беспокоится, прежде всего, о них. К сожалению, этого не было в последние 10-15 лет, и люди разуверились», – заявил он.

Как показали события будущего, Тарута ошибался. Через полгода в Донецке стало хуже. Намного хуже. Через полгода в Донецке уже была война. Хотя именно в тот самый день, 6 марта, жительница Москвы по имени Валентина опубликовала петицию, выступив против военного вмешательства России в дела Украины. Тогда ее поддержал, без преувеличения весь мир.

Не помогло.