Profile picture for user Анна Хрипункова
Анна Хрипункова
06.11.2018
180

7 вопросов переселенцу. Андрей Литвинов: Я ни разу не подвергался дискриминации после переезда

Счастливы ли они? Легко ли им? Правда ли то, что жизнь переселенца полна «зрады» и боли? Вернутся ли они домой? DonPress слышал множество историй об этом, тысячи разных ответов и мнений и… мы решили собрать их все. Мы задаем переселенцам 7 одинаковых вопросов — об их жизни, стремлениях, планах и «перемогах». Читайте в нашем новом проекте о том, как живут люди, скрывающиеся за аббревиатурой ВПЛ!

Первое интервью — с воином АТО, волонтером и журналистом Андреем Литвиновым. После вынужденного отъезда из Донецка в 2014 году он отправился защищать свой край. Завершив участие в боевых действиях, Андрей переехал в Винницу, где работает журналистом (одна из его специальностей в мирной жизни). Его история примечательна тем, что за все годы вынужденной жизни не дома Андрей Литвинов не заявлял о непреодолимых сложностях и негативном отношении к нему, как к переселенцу. Ему даже удалось получить свое жилье на подконтрольной Украине территории. Об этом (и не только) он и рассказал в «7 вопросах переселенцу».

1. Когда и почему вы уехали?

В 2014. В плен попал мой друг. Что такое плен или «на подвал», дончане уже прекрасно знали. Потому, дабы не искушать судьбу, и зная, что пальцы в дверях развязывают язык многим, я забрал девушку, и мы выехали из Донецка. Впрочем, Донбасс я покинул ненадолго. Уже через 3 месяца я вернулся туда в составе ВСУ.

Андрей Литвинов

2. Какова наибольшая трудность, с которой вы столкнулись на новом месте?

Смотря, что подразумевать под трудностями. Читая тот же фейсбук, то и дело наталкиваешься на страшные истории из жизни переселенцев. Если честно, меня они всегда очень удивляли. То чиновники хамят и палки в колеса встромляют, то работодатель после проверки паспорта теряет интерес, то квартиры сдавать отказываются. Возможно это какое-то неимоверное везение, но я не столкнулся ни с одной из этих проблем. Наоборот, хозяева квартир, которые мне приходилось снимать, входили в положение и некоторые сами тут же скидывали стоимость. Ненамного, но ощутимо. Да, деньги и работа на новом месте с нуля, особенно после каких-то довоенных достижений и жизни, доведенной до состояния комфорта, — это проблема. Но в ней никто не виноват и, при желании, она решаема. В этом отношении я так же ни разу не подвергался дискриминации. Что же касается чиновников, то после Донецка я при общении с ними не ощущал никакого дискомфорта. Любую справку я получал без всяких проволочек и какого-либо недопонимания со стороны госслужащих.

3. Чего лично вам не хватает для полноценной жизни на новом месте (чем должно помочь государство, что не получается сделать и т. д.)?

Ну, что прежде всего нужно человеку для полноценной жизни? Крыша над головой. Место, где можно спокойно пережить любую неудачу без опаски быть выселенным за неуплату. Не поверите, но даже тут я вас, наверное, разочарую. В том плане, что не смогу личным примером подтвердить страшные истории. Квартиру государство мне помогло купить по программе предоставления жилья атошникам-переселенцам. Как сказка, да? Вот говорю, аж самому не верится. И тем не менее… Думаю, остальные блага человек, даже на новом месте, с нуля, в состоянии добыть сам!

4. Что делаете вы, и каким видите свое будущее после переезда?

Стараюсь вернуться в профессию журналиста. Трудно, честно говоря. Видимо, война меняет сознание и отношение ко многим вещам, на которые до нее я мог не обращать внимания, иногда даже преднамеренно. Сейчас так не получается. А в СМИ и политике, к сожалению, никаких перемен — все как было до войны. Но будущее свое я вижу. Я — оптимист, наверное.

Андрей Литвинов

5. Каким вы видите свой край сейчас, находясь далеко от него?

Дело в том, что я бываю в том краю. После службы я не часто, но регулярно езжу туда с волонтерами. То есть, по большому счету, убийство Донбасса постоянно перед моими глазами…

6. Бывали ли вы дома за эти годы?

Видел только в бинокль.

7. Вернетесь ли вы домой?

Нет. Даже если Донецк освободят завтра. Объясню почему, поскольку многие планируют. Соседи, поддержавшие вторжение россиян, никуда не денутся, правильно? Ведь мы не будем отрицать, что многие наши бывшие соседи поддержали это?! Так вот спокойно вернуться смогут только те, кого принято считать «болотом», — люди «не нашим — не вашим» — и выехавшие лишь по причине неудобства от боевых действий. Тот же, кто словом или делом показал себя патриотом Украины, вернувшись, с большой долей вероятности будет подвержен огромному риску. Нужно понимать психологию предателей. Да, они боятся силы. Они молча примут возвращение Украины на Донбасс. Но непременно пырнут ножом или ударят трубой по голове в темном подъезде того, кто не дал им того, чего обещали Моторола с Захарченко. Кстати, за их смерть они тоже будут мстить вернувшимся соседям-патриотам Украины. Ну и просто нет желания, чтоб мои дети как-то пересекались с воспитанниками предателей. Извините за такое циничное объяснение.