Донбасский дневник. Марьинка. Жизнь на линии разграничения

1011

В последние дни осени 2015 года Донецкий пресс-клуб организовал для журналистов с Западной Украины поездку в Донбасс. Наша небольшая группа выезжает ночным «атошным» поездом Киев — Константиновка. Всего лишь ночь в поезде, и серым дождливым утром уже высаживаемся в Дружковке.

Полчаса на завтрак, и мы с коллегами в автомобиле волонтера, пастора протестантской церкви Олега Ткаченко направляемся дальше. Впереди около трех часов дороги. Наша сегодняшняя цель — один из печально известных сегодня городков «серой» зоны с незавидной судьбой. За два года Марьинка несколько раз переходила под контроль то сепаратистов, то ВСУ. Все это время несколько тысяч жителей живут в буквальном смысле на линии огня.

До войны это был довольно оживленный городок — районный центр аграрного района с населением около 10 тысяч жителей. Это практически пригород Донецка. Можно сказать, что аграрную Марьинку от промышленного Донецка, а конкретно Петровского района, отделяет одно большое поле подсолнухов.
Четверо из девяти коллег-журналистов получили «добро» на въезд в город с помощью аккредитации для прессы в зоне АТО или в качестве волонтеров. Без специального разрешения в город можно было попасть только жителям с местной регистрацией.

Для волонтеров и журналистов тоже нет исключений. Блок-пост при въезде в Марьинку со стороны Горняка встретил нас по всей строгости. Бойцы уставшие, немногословные. Правда, пока почти час ожидали бумагу с личным разрешением на въезд от городского начальства, подружились с местными собаками.

Животные прибиваются к людям, на посту их целая стайка. Напротив поста заметили машину энергослужбы — насколько работников выполняли ремонт. Кстати, я впервые увидела, как пользуются «кошками»: монтер в куртке с надписью ДТЭК, сидя на столбе, скручивал оборванные провода.
Тут же на проверке стоял автобус с местными жителями. Люди рассказали, что для того, чтобы «пообщаться с государством», сейчас им приходится ездить за 20 км в соседнее Курахово. Налоговая инспекция, пенсионный фонд, другие органы соцзащиты переведены сейчас в этот город. Кроме того, многие вынуждены выезжать туда на работу из прифронтовой зоны. Марьинцы расстроены — на этой неделе проезд повысили с 8 до 10 гривень, а это для их бюджета значительная разница. Но, как говорится, выбирать не приходится.

До войны в городе было несколько своих предприятий: шиноремонтный завод, пищевкусовая фабрика, молокозавод, хлебозавод. Завод «Лактис» — самое модернизированное из них, его переоборудовали с помощью иностранных инвестиций. Более полусотни наименований качественной молочной продукции до войны расходилась не только по Украине, но и на экспорт. Сейчас они пострадали от военных действий, но некоторые, к счастью, подлежат восстановлению. Люди живут надеждой на возвращение мирной жизни.

Из работающих служб и учреждений в городе осталось несколько объектов социальной сферы да утренний двухчасовый рынок. Утро, по наблюдениям марьинцев, сейчас безопасное для нахождения на улице время. Жители рассказали, что сейчас работают обе школы, а в случае обстрелов дети спускаются в убежище.

В Курахово был переведен и райотдел марьинской милиции. Еще прошлой зимой семьи сотрудников также были вынуждены переехать в Курахово. Дома, в которых они жили раньше, попали под обстрел боевиков. Бывшее административное здание милиции в Марьинке было разрушено боевиками уже больше года назад.

Доступ в здание особо не ограничен. Я вошла. Почему-то как магнитом потянуло к брошенному стационарному телефону на стойке. И снаружи было видно, насколько мощными средствами его обстреливали, внутри же ощущение коллапса усилилось.

Заглянула в полуразрушенные кабинеты, но решила особо не задерживаться. Уже на выходе подошедшие военные сообщили, что туда заходить нельзя, можно наткнуться на необнаруженные растяжки, да и перекрытия сильно пострадали и могут обрушиться. В общем, испугалась я уже постфактум. Совершенно нереально выглядит на фоне прошитого насквозь здания абсолютно не пострадавший памятник погибшим во время службы милиционерам.

Центральная улица Марьинки выглядит уютно благодаря зеленому бульвару посередине, мусор убирается, многие здания повреждены, но разбитые окна забиты щитами из ОСБ или досками. Здание горадминистарации стандартно для построек 60−70х годов оформлено в «туалетном стиле» — облицовано белой прямоугольной керамической плиткой.

Сама мэрия и несколько соседних зданий пострадали от обстрелов. Пока новоназначенный глава местной военно-гражданской администрации занят приемом граждан, мы беседуем с пастором евангельской церкви Олегом Ткаченко.

Волонтер Олег Ткаченко

«Делать добро — это так просто. И добро имеет свойство умножаться». Эти слова не только запомнились из разговора, но и легли на душу.

Олег — пастор, волонтер, активист, многодетный отец, работодатель. Раньше жил в Донецке, во время военных действий вместе с пастором Сергеем Косяком участвовал в многодневном молитвенном межконфессиональном марафоне «Молитва за мир в Украине». Сегодня он с семьей живет в Славянске. Практически все время в его сегодняшней жизни посвящено служению: своим прихожанам, нуждающимся в помощи детям и старикам, военным и гражданским, оказавшимся в зоне военных действий. Многое держится на его энергии и энтузиазме. Чтобы все успевать, мотаясь каждый день в своем авто по области, управление небольшим предприятием Олег передал старшей дочери.
Пастор-волонтер говорит, что людям важно почувствовать, что к ним, их бедам не равнодушна страна. Сейчас они не брошены, с середины лета в Марьинке активно работает благотворительный проект «Рука помощи».

«Собираемся с жителями открыть мини-пекарню, делать социальный хлеб. Здесь нет возможности выбирать. Хлеб стоит около 10 гривень. Им и так сложно, а тут еще хлеб с наценкой за все сложности его доставки в „серую“ зону. Вот и выходит основной продукт питания стоимостью 10 гривень. А еще в планах небольшая птицеферма», — делится Олег Ткаченко.

Спрашиваю его о рисках организации в городе социального, но все же бизнеса.

Отвечает: «Как верующий, я знаю, что все будет хорошо. Как бизнесмен, я понимаю, что завтра может прилететь что-то и разрушит созданное или, например, света не будет. Но это не означает, что надо сложить руки и ничего не делать».

При общении с людьми, осталось впечатление, что гуманитарную помощь жителям оказывают в основном гражданские волонтеры и протестантские церкви. То ли у Минсоцполитики руки не доходят, то ли для государственной машины это третьестепенная задача.

Волонтерскими усилиями с помощью благотворительного фонда «Рука помощи» этой осенью удалось организовать первый за время военных действий детский праздник «Раскрась мир любовью». Он состоялся 3 ноября, во время затишья на площади собралось примерно 400−500 местных жителей, просто изголодавшихся по человеческому теплу и положительным эмоциям. Дети получили подарки. Олег рассказывает, что это были не подарки ради подарков — чтобы их получить, дети участвовали в конкурсах, что-то делали.

Пастор-волонтер делится планами о создании Центра детского творчества, на организацию которого пойдет часть прибыли от социальных предприятий.

«Будем прививать ценности — любить свою родину, уважать родителей. Это не первый наш опыт работы с детьми из зоны военных действий, этим летом в Святогорске собрали первый лагерь, 100 человек. Дети не даже не хотели уезжать, теперь сами приходят к нам в клуб, помогают ухаживать за малыми.
Местные жители намучились за время военных действий, поначалу воспринимали нас агрессивно, но понемногу появляется доверие. В каждом продуктовом пакете мы кладем небольшую книжечку. Это несколько молитв, советы — получил добро, поделитесь с другими. Общество очерствело, но это работает», — говорит Олег.

Рассказывает, как недавно раздавали хлеб. Подходит пожилой человек и говорит:

— Дайте мне две буханки. Я отнесу двум лежачим бабушкам.

Даем.

— А вы мне поверите, что я им отдам?

— Конечно! Разве вы обманете?!

Марьинские пирожки для бойцов

Раньше отношения между гражданскими и военными в городе были неоднозначны, полного доверия пока нет и сегодня, однако настроения меняются. И хотя в прифронтовой зоне люди предпочитают не высказываться на эту тему, в разговоре от двух местных жителей мы слышали, что отдельные бойцы предыдущей 28-й бригады позволяли себе мародерство, показное унижение некоторых горожан. Понятно, что молва такие случаи быстро разносит по городу, и ситуация была напряжена.

Сейчас город защищает 14-я Владимир-Волынская бригада. Бойцы, с которыми мы общались, говорят, что все люди разные, и отношения, как и в любом обществе, зависят от общения с конкретными людьми.

Олег Ткаченко комментирует: «Я скажу свое мнение. К сожалению, продолжается информационная „работа“. Что здесь живут одни сепаратисты, что все они — негодники. И тогда мы решили сделать первый шаг, разорвать этот круг. Мы собрались, подумали и решили — давайте жарить пирожки, и развозить военным». Поддержали идею местные жительницы.

Об этом начинании мы узнали по еще дороге в Марьинку. Наталью — одну из тех, кто помогает, мы забирали в Красноармейске. Она ехала домой из больницы, где проходит курс химиотерапии. В этом улыбчивом человеке не чувствуется никакого пессимизма. Позитивная, активная, она говорит, что смысл жизни — сама жизнь и помощь родным, близким. Находит радость даже в том, что в пострадавшей от обстрела пятиэтажке вода в дождливую погоду не попадает в спальню, а течет в коридоре в таз. Муж сейчас без нее хозяйничает — собирает воду.

Знакомимся с другими представителями команды. Рассказывает, что уже с июля, несколько месяцев практически каждый день они пекут пирожки для военных, стоящих в Марьинке.

Спрашиваю Олега, не боятся ли бойцы есть их стряпню.

— Мы вкушаем вместе с ними. Наши руки и наши сердца открыты.

PS

Мы уехали. А они остались. И марьинцы, военные, и волонтеры, которые ежедневно помогают им и жителям соседней гореванной Красногоровки.

Знаю от Олега, что 19 декабря, в День Святого Николая, они планировали сделать праздник для детей Марьинки. Накануне он писал: «На базе 2-ой школы собираем всю детвору, столы уже расставили, хотя впереди еще учебный день, но к субботе дети уже готовятся. Сегодня сделали закупку для праздничного стола. Спасибо всем, кто жертвует на это служение. За последние два года это второй массовый праздник для детей в этом прифронтовом городе „серой зоны“, и приятно, что оба праздника организовали мы».

Ночью 18 декабря Маринку снова обстреливали, и Олег на странице в ФБ просил молиться за жителей, но праздник для детей все же состоялся. Дети ждали их приезда! И хотя рассчитывали, что придут около 150 деток, собрать удалось больше. Олег написал: «Ночью был обстрел окраин города, а в 10 утра около 200 детей собрались на организованный нами детский праздник. К выстрелам им не привыкать, а вот праздники и веселье стали в диковинку. На празднике было все — игры, конкурсы, призы. Столы ломились от сладостей, и еле вместили всех детей, желающими за ними сидеть. А в коридорах и дверных проходах толпились несколько десятков родителей, пытавшихся через головы рассмотреть, что происходит в зале».

Волонтеры не устают обращаться с просьбой: проект детского клуба в Марьинке нуждается в поддержке, нужен инвентарь и финансы.

Марьинка, ноябрь-декабрь 2015 г.