name
Марина Курапцева
22.11.2015
1663

Дзержинск: Хроники «недо-освобожденного» города

Дзержинск, расположенный в Донецкой области, стоит на линии фронта вот уже больше года. Переживший страшные месяцы оккупации, когда на городских улицах, подобно саранче, свирепствовали поборники «ДНР», и освобождение 21 июля прошлого года, Дзержинск так и не почувствовал в полной мере, что вернулся в Украину. У власти остались те же люди, которые в прошлом году призывали «братский народ» помочь в борьбе с «хунтой». Да и настроения некоторых местных жителей все так же бесконечно далеки от патриотических.

Желто-голубые цвета, пробивающиеся в городе в пику мечтам определенной части населения о возрождении СССР и воссоединении с северным соседом, как первые ростки на выжженной терроризмом земле, говорят о многом: в Дзержинске есть люди, стойко пережившие оккупацию, борющиеся за Украину. Не сдаются они и сейчас, когда под маской патриотизма в городе буйствует та же стихия, что оживила «русский мир». Активисты называют Дзержинск «недо-освобожденным» городом и стараются сделать его истинно украинским.

Дзержинцы Владимир Елец и Александр Баленко — не сторонники громких слов и ура-патриотизма. Живущие простой трудовой жизнью, привыкшие добиваться результата, они не опустили рук, когда в город пришла беда под названием «Донецкая народная республика». Дождавшись освобождения родного города, патриоты вышли из подполья. Больше года они борются за реальное, ощутимое возвращение Украины в Дзержинск. О том, какой путь Дзержинск прошел после освобождения, патриоты рассказали корреспонденту DonPress.

Вспоминая первые митинги, на которых агитаторы звали дзержинцев в «русский мир», как вы прокомментируете те события? Что вы можете сообщить о том времени? Почему все сложилось именно так?

А.Б.: Ни на одном митинге не присутствовал. В город практически не выходил, старался меньше общаться. Мое общение с единомышленниками заключалось перепиской в социальных сетях. В период оккупации в город мы с женой выходили получить пенсию, скупиться как можно на больший период. Короче, закрылись в своих «ракушках». А сложилось все так, думаю, потому что изначально идея Майдана была преподнесена с точностью до наоборот.

В.Е.: В те дни ситуация, грубо говоря, выглядела следующим образом. Любые действия патриотов резко пресекаются титушками, а также сотрудниками СБУ. Какой-либо поддержки от «большой Украины» не было, информационная истерия, которую нагнетали российские СМИ, достигла апогея. На улицах областного центра бродят люди, приехавшие из Белгорода, Ростова. Украинские партии, политики практически не проявляют себя… Я думаю, это именно тот момент, когда «Донбасс не услышали». А ведь донетчане были на Евромайдане вместе со всеми украинцами, но Донецкий Евромайдан остался один на один с организованным сопротивлением самого ядра сепаратизма. Власти страны были слабы и аморфны.

Российские СМИ сообщают о том, что подавляющее большинство донетчан поддержали идею создания «республик» и отделения от Украины. Как было в Дзержинске?

А.Б.: За годы независимости, да и не только, в Донбассе у людей культивировалась угнетенность: «как барин скажет». А «барину» выгодно было, чтобы народ не думал, а молча и слепо шел за лозунгами. Не буду говорить, что подавляющее большинство, но очень многие люди поверили в так называемое «светлое будущее».

В.Е.: Не подавляющее большинство поддержало «республики». Многие люди не разобрались в стремительно развивающихся событиях. А уж далее проявлять патриотизм стало просто опасно для жизни.

В период оккупации вы сохранили любовь к Украине. Вы пережили с ней самые страшные дни. Как вам удалось остаться патриотами при постоянном прессинге со стороны террористов?

А.Б.: Именно на нас никакого прессинга не было. Но сказать, что смотреть на вымерший город после обеда, — это ничего не сказать. До Майдана я никогда не задумывался о патриотизме. Но я себя всю жизнь считал украинцем. И менять Родину у меня как-то не возникало желания.

В.Е.: В период оккупации любовь к Украине только усилилась, она стала осознанной. Пережить все помогла вера в победу.

Что вы можете сказать о действиях городских властей, депутатского корпуса в период оккупации и после освобождения? Какова была их позиция? Изменилась ли она с возвращением города в Украину?

А.Б.: А что можно сказать о действиях городской власти, если они «бандюков» встречали хлебом-солью?.. Они боялись и боятся оторваться от «кормушки». С приходом ВСУ голова наш сначала боялся. Потом начал подкупать тех, кого боялся, а сейчас вообще считает себя «героем». Он понял, что за год ничего не поменялось… Как были деньги на первом месте, так и осталось.

В.Е.: Городские власти, как обычно, проявили беспринципность. Главная их задача — сохранение личных доходов. Единогласно приняли оккупантов и помогали им, чем могли. После освобождения города украинскими войсками многие выехали из города, но через два-три месяца, видя, что никаких расследований, наказаний не происходит — спокойно вернулись. И по сей день они продолжают изображать руководство городом, теперь уже выдавая себя за патриотов. Попытки достучаться до губернатора по этим вопросам пока ни к чему не привели, не смотря на то, что с момента личной встречи с ним прошло уже довольно много времени. Не решилась ни одна проблема, с которой мы обратились. У власти те же люди, телевидение в городе российское (а ведь уже год, как город освободили), местные газеты если и пишут про Украину, то, в основном, негатив, при этом принципиально не освещая патриотические мероприятия.

Даже в освобожденном Дзержинске ситуация остается напряженной. Вы не боитесь открыто высказываться о фактах, бросающих тень на репутацию «сильных мира сего», но проливающих свет на определенные события?

А.Б.: Не боятся только дураки. Но желание перемен сильнее.

В.Е.: По-другому поступать мы не можем. Молчать — это значит, соглашаться с местным сепаратизмом.

Патриоты Дзержинска способны демонстрировать верность Украине не только на словах. Это подтверждает праздник в честь первой годовщины освобождения Дзержинска от террористов — самый первый в череде проведенных активистами патриотических мероприятий. Расскажите о том, как, и благодаря кому, тот первый праздник состоялся.

А.Б.: Желание организовать праздник в честь первой годовщины освобождения Дзержинска появилось само собой. Не смотря на «палки в колеса» со стороны местной власти, праздник все равно состоялся. Помимо праздника 21 июля, нами были организованы детский праздник 1 июня, автопробеги, а вчера (21 ноября, — ред.) городские активисты провели День достоинства и свободы. Главная цель всех организованных мероприятий — растормошить местное население. И это удается — медленно, но удается. Люди начинают понимать, что жить в постоянном страхе уже нельзя. Если осенью прошлого года нас на площади собиралось семь человек, то, например, 21 июля одной каши было съедено 300 порций (улыбается).

В.Е.: Патриотическими силами города в текущем году проводились разнообразные мероприятия. Это и автопробеги, и День вышиванки, и праздник к Дню защиты детей, День Государственного Флага и День Независимости Украины… Особый праздник — День освобождения города. Был проведен пикет под девизом «За решетку мэра-сепаратиста» в день визита губернатора в город. Проводили патриотический концерт группы «Тартак» и «Rifmaster», с концертами в Дзержинск и на передовую часто приезжает патриот Украины, автор-исполнитель Вячеслав Куприенко. Кроме того, патриотами обеспечивается постоянная волонтерская поддержка украинской армии. Среди важнейших шагов на пути реального возвращения Украины в Дзержинск — создание общественной организации «Твоє Нове Місто». Активисты добились встречи с руководителем Донецкой областной военно-гражданской администрации Павлом Жебривским и передали ему свое обращение.

Особенно показательными для нас были действия властей по поводу празднования Дня освобождения города. За десять дней до праздника нами был получен ответ на информационный запрос по поводу планов горсовета, из которого мы поняли, что власти игнорируют это событие. Нами было принято решение самостоятельно провести этот праздник и попытаться привлечь городские власти, были поданы заявка и план мероприятия. Мы просили мэра Владимира Слепцова предоставить для праздника аппаратуру, чтобы организовать звук (надо сказать, эта самая аппаратура отлично отработала на сепаратистских митингах год назад), попросили о помощи в украшении городской сцены, обеспечении сокращенного рабочего дня для бюджетников. Также просили обеспечить безопасность проведения мероприятия, выступить на трибуне от лица города.

За неделю до праздника мы пообщались с мэром, он пообещал предоставить нам все, о чем попросили активисты, а также активно помочь в организации мероприятия. И вот, за день до уже готового праздника, мэр приглашает к себе организаторов и объявляет, что по его решению митинг переносится в помещение теркома, то есть, подальше от людей… После того, как мы выразили негодования по поводу диктаторских методов руководства, городской голова перешел на ненормативную лексику и, естественно, мы прервали общение.

В день праздника мы оказались в сложной ситуации: у нас не было звука, декораций для сцены, были сорваны все афиши, на предприятия города передано устное предупреждение мэра о запрете посещать празднование. Командир батальона «Миротворец», который был обязан следить за правопорядком, за два часа до начала сообщил нам, что осуществлять охрану не будет, так как ему это запретил, опять-таки, мэр. Нам звонили и предупреждали о терактах, угрожали. Мэр собрал в зале теркома альтернативный митинг, на который пришли руководители двух батальонов из четырех, дислоцируемых в окрестностях города (проигнорировав праздник патриотических сил, в принципе, предав нас). Но благодаря активности граждан мы успели все переформатировать и сделать очень хороший и душевный праздник.

На следующий день в газете «Дзержинский уезд» вышла статья, в которой нас, как организаторов праздника, даже не упомянули. Между тем, наше мероприятие, в рамках которого были проведены автопробег, детский праздник, митинг и концерт в честь героев — освободителей города, фотовыставка, тематическая выставка «Гуманитарная помощь из России» — представили продолжением «мэрского» мероприятия. После этого мы провели не один праздник. Мы не сдаемся и не сдадимся, хотя многие из нас подвергаются преследованиям со стороны местных властей.

Я знаю, что многие из вас вот уже год занимаются волонтерской деятельностью. Расскажите, пожалуйста, об этом.

А.Б.: Считаю, если я могу помочь чем-то солдатам, да и только солдатам, гражданским, — я помогаю. Осенью было действительно тяжело. А сейчас, спасибо всей Украине, помогают нам, а мы солдатам. Бывает, порой, думаешь: «Не поеду, отдохну». И тут телефонный звонок: «А вы сегодня приедете?». Говорю: «Конечно, приеду». И едем. Мы понимаем, что наша поддержка солдатам очень нужна. Именно наша, жителей Донбасса.

В.Е.: С первых дней освобождения волонтеры Дзержинска ни на день не оставляют наших ребят. Все позиции вокруг города находятся под постоянной их опекой. Кроме того, наши волонтеры регулярно бывают на позициях в Песках, Водяном и ряде других «горячих точек» нашего края. Сотрудничаем со многими волонтерскими организациями Украины. Сами куем скобы для сооружения блиндажей, налажена работа по приготовлению еды для воинов. Налажена связь с городской больницей. Приходилось организовывать и отправку домой погибших бойцов…

Чем живут — или как выживают в прифронтовом городе дзержинцы? Как относятся к военным, не хотят ли возвращения в «ДНР»?

А.Б.: Мое мнение — все больше людей прозревает. Начинают понимать, что были обмануты шайкой самозванцев. Но есть и такие, кто не хочет верить в то, что их обманули, верят еще российским СМИ. А есть и такие, которые живут, как паразиты. «Ты мне пенсию дай, зарплату дай, а признавать Украину как государство — ни-ни». Таких, я считаю, нужно вылавливать — и в Горловку, под крыло «республик». Да и действия украинской власти должны быть решительнее.

В.Е.: Несмотря на совершенно антиукраинскую риторику местных властей, местных газет, российского телевидения в городе, полное отсутствие борьбы с бытовым сепаратизмом, большинство жителей лояльно относиться к воинам ВСУ, многие стараются, чем-то помочь. Количество «ваты» в городе среднестатистическое. После проведения первого праздника в честь освобождения Дзержинска многие люди воспрянули духом, стали более открыто выражать свои патриотические взгляды.

Дайте определение понятию «патриотизм». Как вы понимаете это слово?

А.Б.: Верность своей Родине — это и есть патриотизм.

Сейчас у вас есть возможность обратиться к жителям Дзержинска. Что бы вы хотели им сказать?

А.Б.: Если мы захотим сделать наш город процветающим и красивым, нам нужно всем объединиться, и понять главное: за нас никто ничего делать не будет. В городе мы должны быть хозяевами, а не «слепцовы», «рыбаки» и им подобные. Уважайте себя и уважайте других, и все будет хорошо.

В.Е.: Своим землякам я хотел бы сказать следующее: люди, просыпайтесь, начинайте думать, становитесь гражданами города, а не просто населением. Пора строить свой Новый город, своими руками. Слава Украине!