Пенсионный цинизм

2399

На Украину обрушилась новая волна блокировки пенсий: пенсионеры-переселенцы лишаются их массово и под самыми циничными предлогами. Сегодня под маховик «пенсионной машины» попали те, кто переехал на неоккупированные территории, самостоятельно купил там жилье и отказался от статуса ВПО. Это не нахлебники. Не «пенсионные туристы». Не мошенники. Это люди, которые не хотели обременять государство просьбами о помощи. За их «самостоятельность» они поплатились тем, что у них отняли еще и последнее — законную пенсию.

Таких случаев множество по всей стране. В одном только Мариуполе (Донецкая область) у одного-единственного юриста их свыше 20, а в целом — еще больше. Пенсионеры, переставшие быть дончанами или луганчанами по прописке, массово подвергаются блокировкам выплат без предупреждения. От них требуют невозможного: либо снова вернуть статус переселенца, либо получить справку о том, что им в таком статусе отказано. И то, и другое невозможно.

Происходящее правозащитники называют дискриминацией сразу по нескольким признакам: по территориальной принадлежности, возрасту, социальному статусу, материальному положению. И невзирая на это, каждый день всплывает как минимум одна новая история.

Ошейник

Нашумевший случай — история известного фотографа Сергея Ваганова. Он выехал из оккупированного Донецка еще в 2014 году, и в марте 2016 отказался от статуса переселенца, прописавшись в принадлежащей ему квартире в Мариуполе. Чуть больше года спустя Сергей Ваганов узнал, что пенсия ему больше не выплачивается.

«Теперь всем, кто прописался на контролируемой территории после 7 апреля 2014 года, для возобновления пенсии надо или опять получить статус переселенца или получить в УСЗН справку, что они отказывают в предоставлении статуса. Такую справку они не дают, естественно. Когда я в марте 2016 прописался в своей квартире в Мариуполе, то в УСЗН получил справку, что я отказываюсь от статуса переселенца. Так вот такая сейчас не катит — нужен их собственный отказ», — недоуменно рассказывает он.

Сергей Ваганов пережил три блокировки выплаты, и ранее их удавалось восстановить после обращения в УТЗСН и подтверждения статуса переселенца. Чтобы больше не проходить эти круги унижений, пенсионер и решил прописаться в Мариуполе. «Весной 2016 года прописался, сохранил за собой удобный банк для получения пенсии, думал, что все позади. Но нет — это началось снова», — рассказывает он.

По словам Сергея Ваганова, ощущение такое, будто его дернули за ошейник, о котором он уже забыл. Такое же чувство возникает у всех, кто пережил подобную историю. И их немало.

Казус ВПО

Еще один пример дискриминации — история дончанина Николая Залозного, шахтера с 20-летним стажем. В конце июля текущего года ему заблокировали выплату пенсии, потому что он тоже отказался от статуса ВПО и переехал жить в Черкасскую область, где купил собственное жилье. Первая попытка лишить пенсионера законных выплат была в 2016 году, но именно тогда Пенсионный фонд посоветовал Николаю Залозному отказаться от статуса ВПО и получить справку из управления социальной защиты о том, что пенсионер не стоит на учете внутренне перемещенных лиц. После предъявления такой справки выплаты возобновились. В 2017 году такой способ уже не работает.

Теперь нужен не отказ переселенца от его статуса, а отказ УТЗСН такой статус предоставить. Но последний даже не представляет, как ее составить: нет ни формулировок, ни нормативов и даже законных оснований для отказа. На статус ВПО на него имеет право любой переселенец. В Пенсионном фонде об этом знают: отправляя пенсионеров за справкой, там открыто говорят, что получить ее все равно не удастся. Но продолжают настаивать. Пенсионная машина перемалывает жизнь своей жертвы в любом направлении, и пока она это делает, люди лишаются своего единственного дохода. У Николая Залозного пенсия была именно таковым. «Какой-то репрессивный метод. Взяло правительство и оставило людей без денег», — возмущен Николай Иванович.

Впрочем, в истории Николая Залозного Пенсионный фонд пошел дальше и теперь требует еще и… принести бумажное личное дело пенсионера — то самое, которое осталось в архивах на оккупированных территориях. Сам ПФУ отказывается поднимать копии этого дела или восстанавливать его — пенсионеру предлагается самостоятельно выехать на бывшее место жительства и искать документы, утраченные не по его вине.

«Я понимаю, что это просто предлог», — говорит Николай Иванович. И он прав: все требования — лишь механизм. Если не срабатывает один, тут же находится другой. Предложение поехать на оккупированную территорию — верх цинизма. Это не просто тяжело физически, это попросту опасно, ведь на первом же блокпосту к паспорту с не-донецкой и не-луганской пропиской могут легко придраться. Ситуация чревата массой проблем и для самого пенсионера, и для его близких.

Статус преткновения

На первый взгляд кажется, что самый простой способ — вновь получить статус ВПО, но это не дает пенсионеру ни преимуществ, ни гарантий. Более того, это возвращение унижений, от которых человек сознательо ушел.

Во-первых, «звание» ВПО огранчивает возможности физического получения выплат. Пенсионер без статуса может использовать для получения пенсии любой удобный для него банк. Переселенцам навязан исключительо Ощадбанк.

Во-вторых, ВПО получают особое пенсионное удостоверение. «Едешь в транспорте, достаешь его — все видят, откуда ты родом. Это тоже не очень приятно. Как метка какая-то», — жалуется Николай Иванович.

В-третьих, раз в полгода возникает унизительная ситуация: переселенцев проверяют сотрудники социальной защиты. Пенсионера не предупреждают о проверке, он должен в напряжении ждать, когда к нему придут «гости», и он может лишиться пенсии, если «гости» пришли, пока жертва проверки ходила за хлебом.

Возвращение статуса ВПО — не выход. Тогда что — выход?

Все шансы на победу

Юристы отмечают: дело не просто можно, а нужно решать через суд. Именно туда намерены обращаться и Сергей Ваганов, и Николай Залозный, какой бы печальной им ни казалась перспектива судиться с собственным государством.

Юрист Марина Пугачева, руководитель Консультационного бюро для граждан, к которой обратился за помощью дончанин Ваганов, рассказала DonPress, что только у нее одной уже свыше 20 таких дел. Все истории касаются жителей Мариуполя — переселенцев, которых лишили пенсий из-за казуса с их статусом ВПО. Эти люди не просто переехали в Мариуполь, они купили там жилье и пытались интегрироваться в местную громаду, но государство им никак не помогло.

«Это вызывает у людей массу проблем, и они чувствуют, что их права ущемлены», — говорит Марина Пугачева. Она подчеркивает: эти права можно восстановить, и такие примеры в Украине уже есть.

Правозащитница Валерия Вершинина предложила читателям DonPress схему действий в случае блокировки пенсии. Нужно:

  1. Получить письменный ответ от Пенсионного фонда об отказе в выплате пенсии или в ее начислении;
  2. Подать соответствующий иск в суд (образцы исков есть в свободном доступе в интернете) — иск важно подать как можно скорее, не затягивая сроки исковой давности;
  3. Оценить все обстоятельства, имеющиеся у конкретного пенсионера, и изложить их в иске, как доказательства права на получение пенсии после прекращения выплат,
  4. Составить и подать одновременно с иском ходатайство об освобождении от судебного сбора (пенсионеры имеют на это право).

Последнее очень актуально. «У нас есть закон, который регламентирует размеры судебного сбора, и граждане, которые лишены единственного источника существования, могут ходатайствовать перед судом о том, чтобы их освободили от судебного сбора, и таким образом, иски о восстановлении права на пенсию для них будут бесплатными. Но даже если человек заплатит судебный сбор, после того, как он выиграет, Пенсионный фонд обязан ему возместить все расходы, связанные с судом», — поясняет Валерия Вершинина.

Справиться с этими тонкостями человеку без юридического образования довольно сложно. Чтобы все сделать правильно, важно обратиться к специалисту. «Есть целый ряд организаций, которые предоставляют бесплатную правовую помощь. В первую очередь, мы рекомендуем обращаться к юристам сети бесплатной правовой помощи», — советует правозащитница.

В Мариуполе за помощью можно обратиться в ассоциацию женщин «Берегиня», которая предлагает бесплатное юридическое сопровождение и которую предоставляет юрист Марина Пугачева. Контакты организации: ул. Архитектора Нильсена, 60, офис 123, тел. 095 340 0692. В Киеве может помочь правозащитница Валерия Вершинина.

Она подчеркивает: у пенсионеров-переселенцев не просто есть шансы на выигрыш. У них почти нет шансов на проигрыш! И даже если суд первой инстанции вдруг отказывает по иску, апелляция обычно дает положительный результат. «После выигрыша дела можно будет всю оставшуюся жизнь спокойно получать пенсию без справки переселенца», — заявила Вершинина.

Пенсионное убийство

«Такими действиями правительство не сшивает, а разъединяет Украину. Такими действиями оно не дает нам интегрироваться в Украину», — так оценивает ситуацию с блокировкой пенсий Николай Залозный.

С ним согласны и юристы. По словам Марины Пугачевой, ситуация с пенсионерами может стать лишь первым «звоночком». В будущем с подобными проблемами могут столкнуться и переселенцы-получатели любых других социальных выплат. «Они основываются на Законе о защите прав и свобод вынужденно перемещенных лиц. Это цинизм. Брать за основу закон, который защищает права этих людей, и оборачивать его против человека! Это беспрецедентный случай», — возмущена юрист.

Но пока случай вызывает возмущение у украинцев, непосредственные жертвы блокировки получают удары посерьезнее. «Я в отчаянии, мне и так тяжело. Абсолютное бессилие. Это очень бьет по здоровью», — говорят они. Отчаяние — это, как ни странно, еще не худшее, что может произойти с человеком. Активные пенсионеры могут обратиться за помощью, заявить о своей проблеме на весь мир, пожаловаться. Те, кто далек от социальных сетей, юридических консультаций и защиты прав (а таких большинство), даже не представляют, что делать. Все их попытки пробиться замыкаются на бессмысленных диалогах с Пенсионным фондом и УТСЗН. Это не просто бьет по здоровью, это иногда убивает.

Люди жалуются, что их обрекли на голод, ведь пенсия помогала выживать. И она актуальна для всех: и для тех, кто вынужден жить с родственниками, и для тех, кто нашел способ купить себе новый дом или квартиру. И те, и те одинаково нуждаются в защите и поддержке. И те, и те имеют право на свои законные выплаты. И те, и те не заслужили циничного обращения и неуважения после того, как по ним ударила война, и они нашли в себе силы и мужество оставить свой дом.

Еще три года назад им казалось, что они смогут достойно прожить отведенные им годы. Но теперь… теперь у них даже не всегда есть возможность достойно выживать.