name
Марина Курапцева
14.09.2015
719

Переселенцы: мифы и реальность

Переселенцы… Может быть, я скажу крамольную вещь, но на данный момент слово стало почти «ругательным», таким, которое совершенно не хочется применять по отношению к себе. Образ ВПЛ, выделенных в особую подгруппу общества, которая все больше напоминает, увы, индийскую касту «неприкасаемых», отягощен мифами и несуществующими устрашающими чертами.

Проблема, которая сейчас представляется в подавляющем числе СМИ удивительно однобоко, на самом деле представляет собой снежный ком, который рискует расти и в дальнейшем, если правительство не обратит более пристального внимания на трудности ВПЛ, и хотя бы не попытается их решить.

В начале сентября в Мариуполе журналисты узнавали о том, почему так важно придерживаться журналистских стандартов при создании материалов о ВПЛ, а также осваивали инструменты, которые дадут возможность помочь переселенцам избавиться от стигм, в ходе тренинга «В гостях у сказки — 2: информационные жанры, переселенцы, власть и журналистские стандарты». Организатором мероприятия выступила ДГО «Альянс» в рамках проекта «Информационно — просветительская кампания защиты прав внутренних переселенцев с Востока Украины» при поддержке Генерального консульства Федеративной республики Германия в г. Донецк.

В ходе одного из заданий каждой журналистской группой были созданы интеллект-карты, оказавшиеся по итогам практически идентичными. Целью журналистов было опровержение мифов, которые настолько прочно приклеились к переселенцам, что превратили более 1,5 млн индивидуумов в многоголосое, кричащее, требующее неизвестно чего нечто.

Миф 1. «Они — лодыри — бездельники — дармоеды». Они приезжают, спасаясь от войны. Мы их привечаем, кормим, оказываем материальную помощь. Но они, обжившись, не хотят идти работать. Они хотят сидеть на наших шеях. Сколько можно?»

Это очень распространенное мнение. Но сложно судить обо всех переселенцах сразу. Стоит задуматься о том, что недобропорядочные люди распределены равномерно не только в Украине, но и по всей планете. Проблемы безработицы, тунеядства и иже с ними существовали задолго до появления перепуганных людей с узлами-баулами, куда наспех собраны пожитки (при условии, если успели их собрать). В то же время всем нам знакомы ВПЛ, которые берутся не просто за любую работу, но и готовы работать на 2−3 — только чтобы прокормить семью и оплатить аренду квартиры, ибо стоимость того и другого в настоящее время достаточно высока. Кроме того, существуют переселенцы, открывшие собственный бизнес, создав, таким образом, рабочие места еще и для местных безработных в тех громадах, куда забросила их судьба, создают они и здоровую конкуренцию, то есть альтернативу местным специалистам. ВПЛ активно участвуют и в общественной жизни в тех населенных пунктах, где нашли свой новый дом. Создание органов самоорганизации населения, волонтерская помощь украинской армии, детям-сиротам, — вот то, что стараются делать переселенцы. И это при том, что возможности их весьма ограничены и скромны.

Миф 2. «Они — сепаратисты. Они говорят по телефону с „теми“, в „ДНР“, они читают сепаратистские сайты. Они поддерживают террористов, и, сбежав от войны, продолжают ненавидеть Украину».

Определение достаточно мягкое — каждый сталкивался, например, в социальных сетях, с высказываниями, направленными в адрес переселенцев-«сепаратистов». Однако если поставить себя на место переселенцев, к каким объективным и адекватным выводам можно прийти? Представьте на минуту-другую, что вокруг вас рвутся снаряды, ваши друзья, а, может, и родственники, погибли. Вам некуда идти, но вы идете, вы бежите, потому что оставаться дома (по идее, в единственном месте, где вы должны чувствовать себя в безопасности) больше нельзя. Это про них. Основная масса переселенцев, а также тех, кто в силу различных причин остался на оккупированных территориях, прекрасно знают, откуда на самом деле исходит вооруженная агрессия — из России. Они знают, потому что видели это своими глазами. ВПЛ на собственном опыте испытали, что такое вооруженный конфликт, и своими действиями доказывают, что уж никак не питают нежных чувств к тем, кто выгнал их из дому, установив, например, «Грады» в их родных дворах. Переселенцы в настоящее время — общественные активисты, правозащитники, волонтеры. И да, они продолжают общаться с уцелевшими родными и друзьями, живущими на оккупированных территориях. Но это не значит, что они поддерживают терроризм. Это значит лишь, что они цепляются за остатки своей старой жизни.

Миф 3. «Они не хотят воевать в АТО. Мужчины-переселенцы не хотят защищать свою землю. Почему наши дети и мужья должны умирать за Донбасс, а „эти“ должны жить спокойно, при этом получая еще и материальную помощь?»

Пожалуй, это самый болезненный вопрос, который касается всех граждан Украины без исключения. Переселенцы всегда на виду, они — отличный повод «указать пальцем» на уклонистов от мобилизации, шестая волна которой, кстати, существенно обмелела по сравнению с пятой. А ведь, между тем, именно мужчины Донбасса создали остовы и стали основной частью таких добровольческих батальонов, как «Донбасс», «Айдар», «Азов» и многих других, в которых слова «Слава Украине! Героям слава!» пусть и звучат зачастую на русском языке, однако идут из глубины сердца. В них слышится гулкое, раскатистое эхо: «За мой разбитый дом! За моих детей! За родной Донбасс! За Украину!». Они знают истинную цену мира. У многих из них больше нет крыши над головой, их семьи ждут звонка с передовой. И это общее горе, по идее, должно равнять всех «солдаток», будь они жительницами Львова или Днепропетровска, Ужгорода или Харькова, Дрогобыча или Донецка. А о подвигах и героизме таких украинских воинов, как Юлдашев, Ильченко, Асеев, знает вся Украина. Но начать стоит не с этого. А с того, что на Востоке Украины воины стоят не «за Донбасс», а за всю страну. Их задача — не допустить в остальной части Украины того, что происходит в зоне АТО.

Миф 4. «Они — асоциальные элементы. Они страдают алкоголизмом. Они разводят грязь в своих новых жилищах. Они совершают преступления. Нам страшно с ними рядом».

Эта стигма достойна лишь нескольких коротких ремарок. Если обратиться к официальной статистике, которая иллюстрирует криминогенную обстановку в Украине, то всплеска преступности на подконтрольных Украине территориях с появлением переселенцев не продемонстрирует ни один источник. Кроме того, пьянство, курение и нечистоплотность также являются проблемами, которые существовали, существуют и будут существовать вне зависимости от наличия или отсутствия в государстве такой категории как ВПЛ. Да и потом, почти в каждом дворе есть местные «Пети — Васи — Миши», держащие в страхе несколько кварталов. Переселенцы в данном контексте особенного разнообразия не внесли.

Миф 5. «Они — скандалисты. Вечно они требуют чего-то в социальных службах и других учреждениях. В очереди из-за них полдня приходится стоять».

Различные регионы приняли на себя неравную нагрузку, однако очереди, в которых смешивается и местное население, и ВПЛ, существуют везде. Давайте представим себе наплыв переселенцев, который обязывает тех же социальных работников приступить к выполнению новых обязанностей. Новых, потому что раньше не было войны, а также людей, которые в отчаянии пытаются понять, что помощь в рамках 505-го постановления КМУ — это все, на что они могут претендовать официально, с полным правом. Все остальное — добрая воля волонтеров, участников местных благотворительных организаций, а также членов местных громад. Зачастую новые «дома» переселенцев — маленькие комнаты в общежитиях, где нужно ютиться четверым-пятерым. Там нет необходимого минимума даже предметов личной гигиены! И в таких условиях очень неприятно узнавать, что, в лучшем случае, получишь от государства только 884 или 442 грн, в худшем, — не получишь ничего. Если просто дать себе труд продумать эти несложные для понимания детали, то все становится на свои места, и к ВПЛ в очередях начинаешь относиться уже чуть иначе. Потому что жители свободной части страны выйдут из этой очереди и пойдут в свой дом. А переселенцам, судя по всему, еще долго-долго стоять в этих очередях, не зная при этом, когда они смогут вернуться в свои настоящие дома. И могут ли вообще.

Миф 6. «Понаехали! Разве мы их сюда звали? Мы не приглашали толпы людей с Востока страны, а они приехали, отобрали у нас заработок, расселяются в наших кварталах».

«Понаехали!» — словечко, произносимое в лучших традициях столицы соседнего государства-агрессора, часто приходится слышать ВПЛ в свой адрес в Украине. То есть, на своей Родине, от своих же соотечественников. Абсурдность ситуации даже не стоит комментария, однако, стоит заметить, что «понаехавшие» — такие же граждане Украины. Просто им не повезло жить в том регионе, который в настоящее время сжигается огнем войны. Особенно обидно, что часто в этих словах проступает политический, грязноватый оттенок: «Звали „путинприди“? Вот возвращайтесь и живите там!». Рассмотрение этого вопроса в данном аспекте априори не имеет смысла, так как приведет только к усугублению нарастающего конфликта. Наверное, стоит прежде всего проявить человечность и задуматься над тем, куда бы ехали, что делали бы, как жили бы те, кто сегодня проснулся в своей постели и пошел в собственную кухню заварить чашечку ароматного кофе. Очень хорошо, что они не знают этого и даже не могут себе представить. Но рядом с ними люди, которые лишены даже этих простых радостей. Что с ними делать? Наверное, просто подарить им терпение. Понимание. Уважение. И они вернут это сторицей.