Работа в «ДНР»: доход и бедность

1906

Еще совсем недавно этот город считался дорогим. Донецк, конечно, уступал Киеву, но его уровень жизни не был убогим, а его уровень зарплат не был смешным. «За 4 тысячи я даже с дивана не встану», — говорили дончане. Конечно же, они шутили. Потому что вставали и за меньшие зарплаты. Однако в большинстве своем оккупированные ныне города жили неплохо, потому что их жители неплохо зарабатывали. Еще в 2014 году они планировали отпуск в Египте, смену машины и переезд в центр.

Но потом пришел «русский мир».

Несладкая дольче вита

Речь идет не только о Донецке. Города, находящиеся в оккупации, — это тоже его часть, потому что добраться оттуда в Донецк на работу и неплохо устроиться в «столице шахтерского края» было предельно просто. Сегодня это тоже несложно, только ехать некуда. Работы мало, а там, где она есть, платят мизер.

Когда заходит речь о ценах на оккупированных территориях, дончане всегда говорят об одном и том же: надо смотреть не на цены, а на зарплаты. Потому что цена может быть любой, но если ты получаешь мало, тебе все всегда будет дорого. Это — про нынешний Донецк. Его продукты и вещи дороги не потому, что кто-то завысил цены (хотя и поэтому тоже), а потому, что мало кто может себе позволить эти покупки.

Нищета — слово, которое звучит пафосно и немного нереально. В 21 веке, казалось бы, не бывает нищеты. Но именно в Донецке это слово звучит все чаще.

Сколько зарабатывают в Донецке?

Ответ на вопрос, сколько получают жители оккупированных территорий, кроется именно в этом слове. Они получают мало. Есть «престижные профессии» — например, пропагандисты и гробовщики. Остальным живется несладко.

Оплата труда в разных сферах разная, и сегодня не так просто собрать все показатели. Во-первых, далеко не все готовы озвучивать уровень своего дохода. Во-вторых, «ставки» меняются (чаще всего падают), и сегодня зарплата может составлять 10 тыс. рублей, а завтра уже 7. Потому что работодателю нечем платить.

Однако средний уровень, по словам самих же жителей оккупированных территорий, — 1,5−3 тыс. Это то, что водится в кармане у большинства бюджетников. Вот, например, на такую зарплату зовут дворников в Кадиевку. Им обещают 2500−3800 тыс. Дворниками будут не просто люди с улицы: на эту должность переводят бывших маляров и штукатуров местных ЖЭКов. Чтобы хоть как-то обеспечить их существование грядущей зимой. Другой работы нет.

«У нас есть, оказывается, центр занятости и там предлагают работу. Убирать улицы города. Платят мизер. Не хочешь убирать — иди ищи лучше», — иронизируют макеевчане.

Впрочем, встречаются и другие объявления о вакансиях.

Вот — довольно типичное. «Требуется девушка для сбора информации в интернете. Работа не выходя из дома. Стажировка 1 неделя. Не оплачивается. Зарплата 200 руб в день. Расчет раз в неделю или 2 раза в месяц». Обычная «работа в интернете». Чаще всего то, что называют некрасивым словом «кидалово». Но девушки в возрасте 22−40 лет, с минимальными знаниями компьютера и интернета, наличием компьютера и интернета звонят по заветному телефону. Потому что 200 рублей в день — это 5 тыс. в месяц. И это уже точно больше, чем у других.

Сказка о высокой зарплате

Дончане подчеркивают: уровень их жизни крайне низок. Работники в большинстве случаев получают копейки. «Все, что выше 5000 рублей — СКАЗКИ и пропаганда! Проверено лично. 3500 руб — это реальные вакансии», — пишут дончане в социальных сетях.

Зарплату на таком уровне предлагают:

  • водителям — 3 тыс. рублей,
  • психологам — 3,5 тыс.,
  • медсестрам — 3,3 тыс.,
  • воспитателям-методистам и просто воспитателям — 3,5−3,6 тыс.

Чуть больше получают дворники в Харцызске или Ясиноватой — 4100 руб. и провизоры — 4,5 тыс. Те же 4,5 тыс. предложат и воспитателю-логопеду.

Животные дороже

Печально дело обстоит у врачей:

  • Врач-хирург в том же Харцызске может рассчитывать почти на 4,7 тыс.
  • Врач-рентгенолог — почти на 5 тыс.
  • Фтизиатру дадут зарплату почти в 7 тыс.
  • Патологоанатому предложат 5,6 тыс.
  • Психиатру заработает чуть более 5 тыс.
  • Неонатолог и педиатр (а вместе с ними и офтальмолог) будут искать способ выжить на 4 тыс.

«Теперь я понимаю, почему у нас нет врачей», — пишут пользователи, увидевшие список предложений. «Да, что уборщик, что врач зарплата одна», — отмечают другие комментаторы.

«Классно, зп вообще, медсестра — 3200, уборщик- 4000 руб, где логика? На медсестру надо учиться 4 года и зп меньше чем уборщик, просто офигеть. С такими зп скоро будем сами себя лечить, лучший врач — фармацевт!!!» — возмущены пользователи.

Ветеринарам, кстати, достается больше — даже санитары в ветеринарных клиниках могут найти работу за 5,5 тыс. рублей.

Кто получает больше?

Шансы заработать есть у всех, кто может предложить более-менее квалифицированные услуги. «Срочно требуется автослесарь с опытом работы на СТО в Куйбышевский район г. Донецка (ориентир завод Топаз) зарплата 10000р. Режим работы с 9−18», — гласит объявление.

В том же Харцызске работу свыше 5 тыс. рублей предлагают:

  1. Грузчикам — от 6 тыс. (по словам местных жителей, это неправда, и на такую вакансию будет стоять огромная очередь);
  2. Горнорабочим — горнякам — от 10 тыс., проходчикам — 17 тыс., бурильщикам — 17,6 тыс.;
  3. Электросварщикам — от 7 тыс.;
  4. Слесарям — от 6,2 тыс.

Специалисты с высшим образованием рассчитывать на высокий уровень зарплаты не смогут. Вот примерный перечень предложений:

  • юрисконсульт — 6 тыс.,
  • бухгалтер — 6 тыс.,
  • инженер — немногим более 3 тыс.,
  • библиотекарь — 3,6 тыс.,
  • социальный педагог — 3,6 тыс.

Бывают и исключения с хорошей зарплатой, но они — редкость. И далеко не всегда указанная в объявлении цифра соответствует действительности.

Долги, голод и???

Впрочем, даже тем жителям оккупированных территорий, которым посчастливилось иметь работу и какую-нибудь зарплату, выживать становится все сложнее. Они пишут об этом открыто. По словам дончан, их доходы мизерны. Даже заработная плата в «республике» нищенская, а социально незащищенным категориям, живущим на различные пособия, и вовсе невозможно существовать.

«Денежное пособие на ребенка в „ДНР“ очень маленькое. Пенсия тоже. Мы, наверное, обречены на голод и смерть», — написала местная жительница.

«У меня мать получает пенсию „ДНР“ 1300 руб. Имеет вредный стаж, живет в Донецке. Как ей прожить?» — добавил другой автор.

«От своей зарплаты просто ЕДИНЕЮСЬ. А мне еще семью из 4х человек кормить надо… Прям не знаю какой водки и балык купить… Живем голытьба», — пишут комментаторы.

Более того, дончан просто съедают долги по зарплате: многие не видели ее уже два месяца, и «завтраки», которыми их кормят оккупанты, постоянно переносятся на еще более позднее «завтра».

«У „ДНР“ нет никакого будущего, здесь всегда будет бедлам и нищета. Зарплаты бюджетникам до сих пор нет и даже не обещают за октябрь выплатить. Даже МЧС не дали зарплату», — в отчаянии написал один из местных жителей.

Беспросветность съедает даже тех, кто раньше был ярым сторонником «республик». «Моему возмущению нет предела. Может наши власти как-то отреагируют. ЗП нет и не известно когда будет, а у нас цены на проезд поднимают. Вопрос: Деньги не дают, а цены поднимаются, как добираться до работы? Пешком 8 км топать? У кого-то из наших глав совесть есть? Или решили в край людей обобрать?» — возмущается пользователь.

Аскетизм по-донецки

Учитывая такие тенденции, изобилие предложений для дворников встречает горячий спрос. На эту работу идти готовы. Убирать улицы, работать в коммунальных службах, высаживать цветы, мыть подъезды идут все те, кто раньше работал на очень престижных должностях. «Комуналку нечем платить — иди отрабатывай. Многие не для того институты заканчивали и опыт зарабатывали чтобы дворы мести», — жалуются дончане. И идут за метлой и щетками. Потому что лучше убирать, чем голодать.

Учителя, переводчики, музыканты и художники, живущие на оккупированных территориях, идут туда, где они могут заработать, а не применить свои таланты. Им нужно кормить семьи, им не до творчества. Вынужденная аскеза стала признаком донецкой жизни. Когда высококвалифицированный специалист отказывает себе в покупке туалетной бумаги, как в излишестве, выбора не остается.

«Сейчас предприятия закрыты в большей части, большинство в военные структуры подались. Еще в 14 году много спецов уехало, с таким темпом у нас останутся продавцы и военные с полицией, больше хорошо не заработать ни врачом ни электриком, ни строителем. Мы нифига не Москва чтоб были одни торгаши, как там больше половины», — описывают дончане свои перспективы.

С каждым днем эти перспективы все более туманны. Не потому, что в Донецке не осталось специалистов. И не потому, что они там беднее всех, ведь учителя на подконтрольных Украине территориях тоже не ездят на Мальдивы по выходным, а врачи не покупают яхт. Дело не в разнице достатка (хотя она и велика), а прежде всего в том, что будущее для многих профессий в оккупированных городах представляет собой почти что вакуум.

Станция «безысходность»

Развить свое дело, открыть фирму с нуля, провести презентации для международных партнеров, устроить представительское мероприятие, организовать ознакомительный тур, провести международный форум, организовать пресс-конференцию для ведущих СМИ, пройти стажировку в крупной компании, закончить курсы повышения квалификации, получить международный сертификат, изучить экзотический язык и освоить новые рынки…

Все это звучит так буднично, так реально для Киева или Днепра. Да что там — даже для Краматорска или Мариуполя. Но это больше никак не звучит в контексте с Донецком. Город, который еще три года назад несся по рельсам возможностей, неожиданно для себя заехал в тупик. На этой станции можно выжить, можно нормально питаться и можно существовать. Но здесь нельзя быть успешным, а для многих это значит, что здесь нельзя быть счастливым. Это тяжелейший удар по городу: если в нем нет поводов для радости развития и совершенствования, в нем все меньше поводов для жизни.

Судя по отзывам местных жителей о своей работе и доходах, Донецк напоминает шар для бега по воде. Он еще цел, переливается на солнце, он чист, он необычно преломляет свет. Но внутри него почти невозможно сдвинуться с места, потому что постоянно падаешь и никак не можешь обрести точку опоры. Это удается лишь немногим.

А еще там тяжело дышать. Мало воздуха. Слишком мало воздуха.